Интервью заместителя Министра иностранных дел России О.В.Сыромолотова международному информационному агентству «Россия сегодня»

08 Февраль 2018

Вопрос: Российская сторона заявляла о необходимости наладить реальную координацию между Россией и США по борьбе с терроризмом, обеспечить более тесное сотрудничество между спецслужбами двух стран. Планируются ли в ближайшее время встречи по этому поводу? Когда и на каком уровне?

Ответ: На России и США, крупнейших ядерных державах и постоянных членах Совета Безопасности ООН, лежит особая ответственность за решение глобальных вопросов, касающихся защищенности государств, народов, обычных граждан от террора и других видов насилия.

Однако наше взаимодействие в области борьбы с терроризмом складывалось по-разному. Так, в 2011 году – задолго до теракта 15 апреля 2013 года в Бостоне – мы несколько раз направляли в США по партнерским каналам информацию о деятельности братьев Тамерлана и Джохара Царнаевых. Сначала ответов не было, потом американцы заявили, что «сами разберутся» со своими гражданами, и в результате произошла трагедия.

В то же время имеется и положительный опыт работы с США в этой сфере, например во время подготовки и проведения Олимпиады-2014 в Сочи. Тогда американские спецслужбы установили с российскими коллегами реальные деловые партнерские отношения и помогали в обеспечении безопасности. Предотвращение терактов в Санкт-Петербурге 17 декабря 2017 года благодаря переданной ЦРУ разведывательной информации – еще один пример конструктивного и, что особенно важно, результативного взаимодействия на контртеррористическом треке.

Вместе с тем с сожалением вынужден констатировать, что подходы Вашингтона к взаимодействию с нами в антитерроре, как и по другим аспектам отношений, сейчас двойственны. С одной стороны, американцы заинтересованы в практическом сотрудничестве, что подтверждают дающие реальные результаты контакты по линии спецслужб. С другой стороны, в атмосфере вашингтонской русофобии американская администрация стыдливо замалчивает конкретные примеры антитеррористического взаимодействия с нами. Из такого контекста выбивались лишь ситуации, когда двусторонние контакты по связанной с антитеррором проблематике выходили на высший уровень. К примеру, по итогам телефонной беседы 17 декабря 2017 г. между лидерами двух стран, в ходе которой дана высокая оценка взаимодействию спецслужб в предотвращении теракта в Санкт-Петербурге, Белый дом выпустил на редкость положительный по тональности пресс-релиз.

Комплексный диалог между Россией и США по антитеррору, в том формате, в котором он существовал в прошлом, судя по последним известным инициативам американской стороны, вряд ли в ближайшее время возможен. Слишком много сожжено мостов. Это не наша вина. Об этом уже много сказано.

Вы правы в том, что мы неоднократно заявляли о готовности к переговорам с США по наиболее актуальным вопросам контртерроризма. Но мы никогда никому не навязывались. Считаем, что сотрудничество в этой области нашей стране нужно никак не больше, чем другим государствам. У нас накоплен богатый, уникальный, успешный опыт, как силового противодействия терроризму, так и его профилактики. Многие иностранные партнеры обращаются к нам, к нашим военным и правоохранителям за содействием и получают необходимую помощь или консультацию.

Американцы же «стучатся» к нам только тогда, когда у них возникают срочные вопросы, когда речь идет о каких-то кризисных ситуациях. Обычные официальные и рабочие контакты с Россией для Вашингтона сейчас – практически табу.

Тем не менее даже в этих сложных условиях двусторонние встречи официальных лиц, курирующих вопросы безопасности, на которых может обсуждаться и проблематика антитеррора, случаются. Состоявшиеся уже в этом году встречи руководителей спецслужб наших стран, консультации по вопросам противодействия финансированию терроризма – несколько тому примеров. Планируются и готовятся новые контакты. Однако предвосхищать их не буду. Возможно, для наших американских партнеров будет предпочтительнее, чтобы они проходили без широкой огласки.

Вопрос: Не пострадает ли сотрудничество России и Турции в сфере борьбы с терроризмом из-за турецкой операции в Африне?

Ответ: Операция «Оливковая ветвь», проводимая ВС Турции и боевиками «Свободной сирийской армии» против курдских террористических элементов на севере Сирии, в настоящее время – один из главных сюжетов в мировом новостном поле.

Вынуждены с сожалением констатировать, что в Сирии расширяется еще один очаг напряженности. Интересы США и Турции в регионе расходятся все сильнее. Фактически, союзники по НАТО уже оказались по разные стороны баррикад.

Как нас уверяют в Анкаре, усилия, предпринимаемые турецкими военными, отнюдь не противоречат той работе, которую Турция ведет и продолжит вести в сфере политического урегулирования в Сирии. Вместе с тем развитие обстановки в Африне, спровоцированное в том числе и действиями американцев (США планируют наращивать поставки вооружений подконтрольным группировкам в Сирии, якобы, для борьбы с ИГИЛ), действительно может привести к еще большей дестабилизации в данном регионе.

Россия и Турция играют, в полном смысле этого слова, ключевую роль с точки зрения стабилизации ситуации в Сирии. Об этом свидетельствуют наше практическое сотрудничество на всех уровнях, межведомственные рабочие контакты, проводимые в ежедневном режиме. Именно благодаря совместным усилиям России, Турции, а также Ирана удалось добиться коренного перелома обстановки в САР, в значительной степени ликвидировать основные очаги сопротивления «игиловцев», «Джабхат ан-Нусры» и других террористических группировок, обеспечить необходимые условия для предметного и заинтересованного межсирийского диалога по вопросам будущего политического устройства. Примером продуктивного взаимодействия наших стран являются достигнутые в Астане договоренности по параметрам функционирования зон деэскалации в Сирии, укреплению режима прекращения боевых действий. Турция поддержала инициативу России о проведении Конгресса сирийского национального диалога в Сочи и прилагала усилия для его успешной работы.

Настроены продолжать углубленный обмен мнениями и плотную работу с турецкими партнерами, прежде всего, в целях противодействия международным террористическим структурам в Сирии для постепенного оздоровления обстановки в этой стране и на Ближнем Востоке в целом.

Что касается операции «Оливковая ветвь», то, разумеется, в принципиальном плане последовательно выступаем за то, чтобы борьба с терроризмом в любом суверенном государстве, включая Сирийскую Арабскую Республику, велась в полном соответствии с Уставом ООН и нормами международного права. Исходим из заявлений турецкого руководства о том, что Турция не имеет притязаний на сирийскую территорию.

Вопрос: Ранее Узбекистан и Кабул предложили провести в марте в Ташкенте международную министерскую конференцию по урегулированию ситуации в Афганистане, борьбе с терроризмом и сотрудничеству в сфере безопасности. Примет ли в ней участие С.ВЛавров? Будет ли российская сторона выступать с какими-либо инициативами?

Ответ: Действительно, в середине января с.г. «на полях» заседания Совета Безопасности ООН в Нью-Йорке Министр иностранных дел Узбекистана А.Х.Камилов выступил с инициативой проведения в конце марта этого года в Ташкенте министерской встречи по афганскому урегулированию. Нас, как и государства Центральной Азии, беспокоят происходящие в Афганистане процессы, оказывающие непосредственное влияние на безопасность в регионе.

Несмотря на большое число международных форматов, вопрос политического урегулирования в Афганистане по-прежнему не решен. До сих пор не удалось привлечь противоборствующие стороны к мирным переговорам. Рассматриваем инициативу Ташкента в контексте развития Московского формата консультаций по афганскому урегулированию, в котором участвуют 11 стран региона и остаются открытыми двери для США. Примечательно, что состав участников планируемой встречи практически дублирует Московский формат (помимо 12 названных стран предусмотрено участие Турции, Саудовской Аравии, ОАЭ, представителей ООН и ЕС).

Для нас очевидно, что в целях установления мира и безопасности в ИРА необходимо вести диалог с Движением талибов как частью афганского общества. Убеждены, что дипломатические усилия по запуску процесса нацпримирения являются важнейшим элементом стабилизации ситуации в ИРА. Россия выступает за равноправное взаимодействие международных партнеров с учетом национальных интересов всех без исключения стран региона. В этой связи рассматриваем Московский формат, а также механизм обновленной Контактной группы «ШОС-Афганистан» в качестве оптимальных площадок для ведения предметных переговоров по вопросу содействия нацпримирению в этой стране.

Изложенной линии планируем придерживаться и на Ташкентской конференции. Что касается практических вопросов – уровня российского участия, содержательного наполнения упомянутой конференции, то пока говорить об этом рано.

Вопрос: Глава МИД Украины Павел Климкин недавно заявил, что Киев ведет переговоры с федерациями футбола и фанатскими организациями о возможности проведения протестов во время Чемпионата мира в России. Как Вы считаете, нет ли риска, что экстремисты воспримут это как прямое указание к действию? Как будет реагировать Россия?

Ответ: В Москве обратили внимание на недавнее провокационное заявление украинского министра с попытками подстегнуть представителей различной неадекватной публики к антиспортивным экстремистским действиям. В условиях, когда украинская сборная по футболу не смогла пробиться на Чемпионат мира в России, иного как попыток испортить всеобщий спортивный праздник мы от нынешних украинских властей и не ждали.

Что касается самого чемпионата, то хотел бы заверить болельщиков, что принимаются все необходимые меры для обеспечения высокого уровня безопасности как спортсменов, так и зрителей. Правоохранительными органами и спецслужбами России проводится широкая многоплановая подготовительная работа, направленная на недопущение каких-либо эксцессов в ходе предстоящего мирового первенства, а в случае возникновения любых провокаций, попыток нарушения закона или организации беспорядков – на их незамедлительное и эффективное пресечение.

Приведу лишь несколько примеров такой деятельности. Во-первых, по аналогии с периодом проведения Кубка конфедераций создан межведомственный оперативный штаб по обеспечению безопасности во время проведения Чемпионата мира по футболу, который действует на регулярной основе для координации этой деятельности. Также активно взаимодействуем по данным вопросам с соответствующими службами зарубежных государств. Непосредственно во время чемпионата будет функционировать Центр международного полицейского сотрудничества, куда войдут представители правоохранительных органов стран-участниц чемпионата. Еще один канал взаимодействия – национальные футбольные информационные пункты (НФИП), создание которых предусмотрено Конвенцией Совета Европы по единому подходу к безопасности, защите и обслуживанию во время спортивных мероприятий. Каждый из таких пунктов имеет доступ к служебному порталу, на котором стороны могут обмениваться информацией о лицах, представляющих интерес для органов правопорядка. Российский НФИП интегрирован в «европейскую сеть», а его представители принимают участие в работе Европейской экспертной группы по безопасности на футбольных матчах.

Уверены, что чемпионат пройдет на самом высоком уровне и принесет массу положительных эмоций гостям нашей страны и всем любителям спорта.

Вопрос: Делилась ли Россия с Южной Кореей своими наработками по обеспечению безопасности на зимних Олимпийских играх?

Ответ: Безусловно, для Республики Корея успешное проведение Олимпийских игр в Пхёнчхане – главная задача. И вопрос обеспечения безопасности здесь играет ключевую роль. Уверены, что южнокорейские власти делают все возможное, чтобы это знаковое спортивное мероприятие прошло наилучшим образом и при должной безопасности.

У России имеются хорошие наработки в организации и проведении мероприятий подобного уровня. Наша зимняя Олимпиада в Сочи получила самые высокие оценки со стороны Международного олимпийского и паралимпийского комитетов, делегаций стран-участниц и международной спортивной общественности. Безупречные меры безопасности были приняты и на состоявшемся в прошлом году Кубке конфедераций. Между российскими и южнокорейскими профильными ведомствами налажен плотный канал связи по передаче опыта и наработок. Мы всегда готовы поделиться накопленным опытом с зарубежными партнерами в интересах обеспечения безопасности культурно-массовых и спортивных мероприятий.

Популярные статьи

09 Декабрь 2010

Индия перейдет на ГЛОНАСС. Москва и Дели...

     21 декабря начинается визит президента России Дмитрия Медведева в Индию. Накануне этого события посол РФ в Индии Александр КАДАКИН дал интервью...
24 Декабрь 2012

«У нас нет друга ближе...

Интервью посла России в Индии А.М.Кадакина газете “Russia & India Business Report”, 24 декабря 2012 г. Вопрос: Как бы Вы оценили общую тенденцию...
07 Апрель 2011

В Воронеже открылась индийская...

     Настоящие сокровища индийского производства воронежцы могут увидеть в спорткомплексе "Энергия", где 6 апреля открылась интереснейшая ярмарка...
Телефон для экстренных случаев - угроза жизни, здоровью и безопасности граждан России в Индии +91-81-3030-0551
Адрес:
Shantipath, Chanakyapuri,
New Delhi - 110021
Телефоны:
(91-11) 2611-0640/41/42;
(91-11) 2687 38 02;
(91-11) 2687 37 99
Электронная почта:
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.