У Запада не получилось выдавить Россию из Индии

15 Октябрь 2016

На этой неделе Владимир Путин побывает в Индии, где состоится саммит БРИКС. Помимо участия в заседаниях в многостороннем формате президент России встретится с глазу на глаз с хозяином форума – премьер-министром Индии Нарендрой Моди.

 

Посол РФ в Индии Александр КАДАКИН в эксклюзивном интервью обозревателю «НГ» Владимиру СКОСЫРЕВУ приоткрыл завесу над предстоящими переговорами лидеров обеих стран.

 

– Александр Михайлович, лидеры обеих стран Владимир Путин и Нарендра Моди неоднократно встречались, хорошо знают друг друга. Есть что-то общее между ними? Или личные отношения не влияют на межгосударственные?

 

– Я наблюдал много раз общение между нашим президентом и премьер-министром Индии и видел, что между ними существует хорошее понимание друг друга. Как говорят индийские друзья, они в чем-то, может быть, и похожи. Оба, как нынче выражаются, заточены на достижение конечного результата. Ну, конечно, сам характер отношений с Индией в течение уже почти 70 лет свидетельствует, что между нами никогда не существовало каких-то крупных размолвок, конфликтов. У нас широкое совпадение стратегического видения и коренных национальных интересов. Только в страшном сне можно представить, что Индия и Россия будут по разные стороны баррикад.

 

– Вы были послом РФ во время полномочий предыдущего правительства Индии. Как изменились отношения с Россией при Моди?

– По моим наблюдениям, отношения стали более конкретными. Причина тут вполне определенная. Правительство Национального конгресса было правительством альянса. Оно состояло из нескольких партий. Поэтому тогда правительству нужно было согласовывать решения с другими партиями, входившими в Национальный прогрессивный альянс. Что касается нынешнего правительства, то оно – правительство одной партии. У Бхаратия джаната парти (БДП) большинство в нижней палате парламента. Поэтому правительству гораздо легче свободно, беспрепятственно принимать и осуществлять решения. В этом плане нам стало легче. Хотя отношения с предыдущим правительством все равно развивались по восходящей. Но бывали случаи, когда, скажем, на самом верху принимаются важные решения. Мы после саммита, предположим в Москве, возвращаемся в Дели, и здесь все останавливается. Сейчас премьер-министр следит за тем, чтобы все осуществлялось. Он потребовал этого от великой индийской бюрократии.

 

– Но Индия сближается с США. Она даже пошла на меморандум о намерениях по соглашению о предоставлении логистических услуг американским вооруженным силам. Разве это не значит, что роль России в индийской внешней политике уменьшается?

 

– Тот факт, что Индия как растущая глобальная держава стремится улучшить отношения с США, – процесс естественный и не новый. Мы об этом индийцам говорили. Но при всей естественности этого процесса надо тщательно следить за тем, чтобы не попасть в американскую ловушку. Америка пытается подстегнуть мощную Индию к осуществлению своих глобальных стратегических планов. Индийские друзья нас убеждают, что этого не происходит. Соглашение, которое вы упомянули, еще не подписано. Во-вторых, мы ждем разъяснений от индийской стороны о том, как оно будет осуществляться. В принципе это важное соглашение. Мы следим за развитием событий. Но вряд ли оно может как-то сказаться на нашем глубоком двустороннем военно-техническом сотрудничестве.

Запад распространяет версию, будто Россию потеснили, выдавливают с этих рынков. Это все от лукавого. Цифры свидетельствуют о том, что этот процесс не происходит. 70% вооружения у индийцев – российского и советского производства. Размах сотрудничества России и Индии таков, что ни американцам, ни французам, ни израильтянам пока долгое время еще не обрести. Это и аренда атомной подводной лодки у России, и наши совместные разработки с индийцами. Мы совместно выпускаем лучшую в мире крылатую ракету BrahMos. Это уже не отношения «продавец–покупатель», а сотрудничество двух держав по совместному производству военной техники.

 

– Каких договоренностей можно ожидать от встречи Путина и Моди?

 

– Это прежде всего сотрудничество в ядерной энергетике. Первый и второй блоки АЭС в Куданкуламе уже выдают ток в национальную сеть. Третий создается. Идет работа между финансовыми и атомно-энергетическими ведомствами по поводу третьей стадии, тo есть блоков 5 и 6, нашего сотрудничества. По «дорожной карте», принятой двумя странами, Россия будет участвовать в строительстве минимум 12 энергоблоков в Индии. В атомной энергетике у нас позиции передовые. Ведь ни французы, ни американцы на площадках, которые им выделили, пока еще даже гвоздя не вбили.

Думаю, что саммит и в военно-техническом сотрудничестве ознаменуется крупными совместными проектами. Это и вертолеты К-226 Т, и фрегаты, и истребитель пятого поколения, который мы создаем совместно. Думаю, будет прорыв еще на двух направлениях: военно-морское сотрудничество и укрепление воздушной обороны Индии.

 

– Товарооборот России с Индией несравненно меньше, чем ее товарооборот с США и Китаем. Причем в торговле большую роль играет госсектор. Удается ли вовлекать частный бизнес в торговлю?

 

– Фактически товарооборот составляет 7,5–8 миллиардов долларов. Наши показатели в обычной торговле просто несерьезны для таких крупных игроков, как Россия и Индия. Здесь сдвиги намечаются в том, что индийский частный сектор проявляет все больший интерес по линии капиталовложений в наш нефтяной сектор. Индийское правительство разрешило частным компаниям участвовать и в оборонных предприятиях. Например, в совместном российско-индийском предприятии по производству вертолетов К-226 Т. Есть также сотрудничество у нас с частными компаниями в строительстве транспортных коридоров Дели–Мумбаи, Дели–Калькутта, Дели–Бангалор, Дели–Ченнаи.

Но нужно учитывать: когда мы говорим об очень низких цифрах товарооборота, то говорим о простой торговле – товарами. Сюда не входят показатели нашего взаимодействия ни в атомной энергетике, ни в военной сфере. Тут оборот многомиллиардный. Скажем, один портфель заказов в ВТС составляет где-то 30 миллиардов долларов.

 

– Путин и Моди встретятся на полях открывающегося саммита БРИКС. Индия – самая быстроразвивающаяся страна в «пятерке». А Россия показывает негативные темпы роста. Какой толк нам участвовать в этой организации?

 

– БРИКС – не международная организация, а ассоциация единомышленников. Как показывает история, БРИКС – весьма востребованная структура. Этот формат взаимодействия имеет серьезное влияние в мире не только с точки зрения места в мировой экономике, но и в политическом плане. К нему относятся очень серьезно. К нему прислушиваются, особенно после создания Банка БРИКС. Страны БРИКС не приемлют доминирования одной державы в международных делах. Само существование БРИКС – это срыв навязываемой извне идеи монополизации силы, это реальное воплощение многополярности сегодняшнего мира.

Популярные статьи

09 Декабрь 2010

Индия перейдет на ГЛОНАСС. Москва и Дели...

     21 декабря начинается визит президента России Дмитрия Медведева в Индию. Накануне этого события посол РФ в Индии Александр КАДАКИН дал интервью...
24 Декабрь 2012

«У нас нет друга ближе...

Интервью посла России в Индии А.М.Кадакина газете “Russia & India Business Report”, 24 декабря 2012 г. Вопрос: Как бы Вы оценили общую тенденцию...
07 Апрель 2011

В Воронеже открылась индийская...

     Настоящие сокровища индийского производства воронежцы могут увидеть в спорткомплексе "Энергия", где 6 апреля открылась интереснейшая ярмарка...
Телефон для экстренных случаев - угроза жизни, здоровью и безопасности граждан России в Индии +91-81-3030-0551
Адрес:
Shantipath, Chanakyapuri,
New Delhi - 110021
Телефоны:
(91-11) 2611-0640/41/42;
(91-11) 2687 38 02;
(91-11) 2687 37 99
Электронная почта:
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.