Интервью Посла России в Индии Н.Р.Кудашева МИА "Россия Сегодня" в канун Дня дипломатического работника

09 Февраль 2018

Николай Кудашев: контракт по С-400 для Индии ожидается со дня на день

Межгосударственные отношения России и Индии успешно развиваются на протяжении более 70 лет, а народы двух стран, несмотря на изменчивую политическую конъюнктуру, сумели сохранить эмоциональную близость и чувство взаимной симпатии. В преддверии Дня дипломатического работника посол РФ в Индии Николай Кудашев рассказал собственному корреспонденту РИА Новости Евгению Орлу, без каких качеств сегодня не способен обойтись дипломат, в каких областях сотрудничества Москва и Нью-Дели достигли наибольших результатов, а также каковы планы наших стран в сфере ВТС на ближайшее будущее.

— Николай Ришатович, прежде всего, что для вас значит День дипломатического работника? Почему вы выбрали именно эту профессию?

— Для меня быть дипломатом означает прежде всего принадлежать к определенной общности. К большой общности профессионалов дипломатической службы, объединенных общими убеждениями. Людей, самоотверженно трудящихся над созданием оптимальных международных условий для реализации программ национального развития Российской Федерации, для обеспечения мира на ее границах, для того, чтобы имелись прочные гарантии ее суверенитета и территориальной целостности. Почему я выбрал эту профессию? Здесь, наверное, совпали несколько факторов. Свою роль, конечно же, сыграл пример отца — профессионального дипломата, человека преданного делу и очень мужественного. Конечно, свою роль также сыграло чтение художественной и мемуарной литературы, вращение в медийном пространстве, где фигурировали острые сюжеты из международной жизни. Мне, тогда еще подростку, тоже хотелось сказать свое слово в решении этих мировых проблем и внести свою скромную лепту в укрепление авторитета моей Родины, тогда Советского Союза, а сегодня — России.

— Развеялся ли для вас романтический образ профессии дипломата, который наверняка возникает у каждого, кто только приходит на работу в МИД?

— Нисколько. Не скрою от вас, каким этот образ был, таким и остался. Более того, миновали десятилетия и я уже далеко не юноша, но истекшие годы даровали мне возможность поездить по земному шару, что расширило мои горизонты. Чем дальше, тем больше и жизнь, и мировая действительность, и международные отношения увлекали меня — будь то в Евразии, в Америках или на просторах Тихого океана. Я считаю, что это прекрасная профессия, в которой гармонично переплетены и романтика, и жажда странствий, и конкретика наших благородных государственных задач.

— Каким набором качеств, в вашем представлении, должен сегодня обладать дипломат? Требует ли от него специфика работы в южноазиатском регионе каких-либо дополнительных характеристик?

— К числу ключевых качеств я бы, наверное, отнес профессионализм и патриотизм. Это два качества, без которых работать нельзя. Все остальные можно перечислять без конца, но нельзя работать в дипломатии, не будучи профессионалом, и нельзя отстаивать интересы России, не будучи патриотом. Специфика работы в Южной Азии — и я нисколько не шучу — требует жаропрочности. Все остальное — это общие качества наших профессионалов.

— Будучи послом РФ в Индии, каких профессиональных целей вы планируете достичь на своем посту в предстоящие годы?

— В 1990-е нашим двум странам — России и Индии — пришлось пережить непростой реформенный этап. Мне кажется, что, пройдя через горнило этих испытаний, мы сберегли главное, а именно эмоциональную близость и чувство взаимной симпатии. Над приумножением этих ценностей и их конвертацией в политическую плоскость много потрудились мои замечательные предшественники, в том числе Александр Кадакин, Вячеслав Трубников. Считаю своим долгом продолжить их дело на индийской земле, приумножить ресурс нашего политического диалога на высоком и высшем уровнях. Благо к этому располагают особые отношения и симпатия, которые связывают наших лидеров — президента Владимира Путина и премьер-министра Индии Нарендра Моди. Буду, конечно, способствовать уплотнению нашего сотрудничества на международной арене по повестке укрепления многополярности, консолидации центральной, направляющей роли ООН в международных делах, противостояния попыткам возродить разделительные линии и узаконить односторонние подходы.

Не менее значимы для меня вопросы развития нормального торгово-экономического сотрудничества России и Индии, наполнение его новым содержанием. Стараюсь в своем качестве всячески этому способствовать.

Конечно, очень большое будущее я вижу и у наших культурных и гуманитарных связей, которые, может быть, несколько растеряли свою динамику в 1990-е годы, когда шла переоценка ценностей, когда в процессы общения встраивались новые слои: и предпринимательские, и средний класс.

Это было непросто. Сейчас, на мой взгляд, наступила ясность. И время двигаться вперед, привлекая этих людей — непредубежденных, способных, одаренных к строительству двухсторонних связей.

— В прошлом году Россия и Индия отметили знаменательную дату — 70-летие дипломатических отношений. На ваш взгляд, насколько успешно сегодня развивается сотрудничество наших стран по ключевым направлениям?

— Эта дата действительно замечательная, хотя отношения России и Индии 70 годами не исчерпываются. Вам об этом прекрасно известно. У нас за плечами столетия общения. Наши народы мирно сожительствовали на едином пространстве Евразии не одну сотню лет. В этом и заключается специфика наших связей — они не подвержены времени и политической конъюнктуре. Мы — традиционные соседи, и процесс взаимного обогащения измеряется не парой столетий, а чем-то значительно большим. Сотрудничество между нашими двумя странами развивается успешно: и на уровне политического диалога, и в области экономических связей, и в культурно-гуманитарной сфере. Другое дело — ресурс его таков, что быть полностью довольным, конечно, нельзя.

Нам есть над чем поработать и по международной повестке, и в плане реализации взаимно привлекательного проекта Большой Евразии. Есть нам над чем потрудиться и в сфере экономики, где Российская Федерация обладает ранее невиданными возможностями. Скажем, в области освоения арктических богатств России, в области освоения здешнего нефтегазового потенциала, угольного ресурса, в области промышленной кооперации.

В рамках программы Make In India перед нами также открываются новые горизонты и в области атомной энергетики, и в области транспорта, и в области авиастроения. Я не знаю отрасли промышленности, где у нас нет возможностей. Они огромны. И если говорить о проблемах в наших двусторонних отношениях, то в конечном счете они сводятся к проблемам невостребованных возможностей.

— Планирует ли Россия и далее расширять торгово-экономическое взаимодействие с Индией?

— Да, конечно. Мы планируем расширять торгово-экономическое взаимодействие и инвестиционный обмен. Задачи здесь поставлены большие, и поставлены они руководством наших стран. Речь идет о том, чтобы перешагнуть в торговле 30-миллиардный порог, в инвестициях — 15-миллиардный порог. Инвестиционные задачи уже выполнены, об этом можно говорить смело. Торговля между нашими странами преодолела кризисный спад, выросла примерно на 20% в текущем году и стремится к цифре около десяти миллиардов долларов. Это показатели внушительные, но явно недостаточные. Индии есть что предложить нам, причем не только из традиционных товаров экспорта. Создана новая экономика, и сегодня Индия — промышленно развитая страна. Нам также есть что предложить Индии: Россия сейчас прочно удерживает лидирующие позиции по целому ряду экономических направлений.

— Как развивается российско-индийский энергетический диалог? Каких крупные соглашения готовятся в этой сфере? Когда ожидается решение по выделению площадки для строительства второй АЭС в Индии?

— Диалог на этом направлении развивается хорошо, у нас есть заметное продвижение. Во-первых, огромная, историческая сделка Роснефти, которая стала крупнейшей иностранной инвестицией в экономику Индии. Таких в истории Индии еще не было, да и в мировой практике подобные сделки — дело не частое. Кроме того, недавно Государственная газовая корпорация Индии (GAIL) договорилась с Газпромом о стоимости поставок сжиженного природного газа. Это тоже ранее неизведанное направление сотрудничества, очень важное для нас.

Помимо этого, Tata Group приняла стратегическое решение инвестировать в Крутогоровский угольный разрез на Дальнем Востоке. Таким образом, уголь пополнил наши отношения. Здешняя ONGC Videsh Ltd. неплохо работает на северных российских территориях и в Арктике. Там тоже у нас большие планы и программы. Таким образом, энергетический диалог у нас развивается отлично с учетом новых его составляющих и продолжается на атомном канале, который в наших отношениях фигурирует уже около четверти века.

У нас успешно реализуется проект "Куданкулам". Первый и второй блоки пущены в эксплуатацию, третий и четвертый — в активной фазе, пятый и шестой будут строиться. Ведется поиск второй площадки. Где она будет, я пока не знаю. Во всяком случае, сигналы, идущие с самого высокого уровня в Индии, говорят о том, что политическое решение на этот счет уже принято.

Более того, у нас есть хорошие планы на продолжение нашего атомного энергетического сотрудничества на площадках третьих стран. Ни для кого не секрет, что готовится подписание соглашения об участии индийской стороны в строительстве АЭС "Руппур" в Бангладеш. Возможно, что этот прецедент, этот пример будет продолжен и в других странах. Может быть, на Ближнем Востоке, в Латинской Америке.

— Уже известна дата подписания трехстороннего соглашения?

— Дата подписания мне пока еще не известна, но согласие сторон на этот счет есть. Состоится оно в ближайшее время.

— Как бы вы оценили темпы развития военно-технического сотрудничества?

— Вы знаете, может показаться, что картинка, которую я даю, слишком розовая, но ВТС у нас развивается хорошо. Сотрудничество с Индией идет высокими темпами и продолжается уже 60 лет. Это не просто традиция, а жизнь, взгляды и убеждения целых поколений. Это уже что-то намного большее, чем просто отношения продавец-покупатель, и не только в военно-экономическом отношении. Да, мы являемся, на мой взгляд, первопроходцами программы Make In India. Чего только мы в Индии не делаем, начиная с МиГ-21, который когда-то в советское время собирали здесь.

Сейчас в Индии собирают танки Т-90С — отличные машины. Модернизируем и обновляем их, а также собираем самолеты Су-30МКИ с учетом индийских пожеланий. Намерены строить здесь передовые фрегаты. Готовы строить подводные лодки, совместно производить вертолеты "Камов". Совместно производим превосходные сверхзвуковые ракеты "БраМос". Иной раз я задаюсь вопросом: а что еще не охвачено нашим взаимодействием? Поставляя практически весь диапазон передовых вооружений, мы собираем тут практически большую часть из них. Поэтому, я убежден, что мы на очень хороших позициях в этой сфере и в плане реализации программы Make In India, и в плане передачи технологий.

Наши отношения с Индией уникальны, это отношения особо привилегированного стратегического партнерства. Они характеризуются беспрецедентным доверием, поэтому уровень передачи технологии Индии имеет опережающий характер. Не знаю, есть ли какая-либо другая страна, которой мы оказываем такое доверие, передавая столь продвинутые образцы вооружений. Думаю — нет.

— На какой стадии сейчас находятся переговоры по поставкам Индии ЗРК С-400?

— Ничего удивительного в том, что переговоры идут какое-то время, я не нахожу, поскольку вопрос этот слишком серьезный. Он упирается в создание противоракетной обороны Индии, что станет определяющим фактором в решении проблем безопасности воздушного и космического пространства страны на десятилетия. Это стратегический выбор, поэтому взвешенный и ответственный подход сторон — и российской, и индийской — меня, в общем, не удивляет.

Могу вас порадовать хорошими вестями. Насколько мне известно, переговоры находятся на самой заключительной стадии. Эта информация поступила ко мне из министерства обороны страны. Подписания контрактных документов можно ожидать со дня на день.

— Выражают ли стороны готовность к расширению ВТС с РФ?

— Да, конечно, выражают.

— Планирует ли Индия наращивать объемы импорта российского вооружения в текущем году?

— Да, планирует. Мы надеемся на выход на контрактные договоренности по целому ряду проектов. Но это только вершина айсберга. Планы огромные: и у индийской стороны, и у нас.

Популярные статьи

04 Май 2017

РОССИЙСКО-ИНДИЙСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ В ЗАПОВЕДНОМ ИМЕНИИ РЕРИХОВ В ГИМАЛАЯХ

Выступление молодежного танцевального ансамбля "Радуга из Нижнего Новгорода" стало кульминацией российско-индийского фестиваля, посвященного 70-летию...
02 Июнь 2017

Именем Александра Михайловича Кадакина названа улица в Нью-Дели

Имя посла России в Индии Александра Кадакина, скончавшегося в январе, присвоено улице в центральной части Нью-Дели. Об этом сообщил на российско-индийской...
13 Июнь 2017

ДЕНЬ РОССИИ В ИНДИЙСКОЙ СТОЛИЦЕ

12 июня в российском посольстве в Нью-Дели состоялся государственный приём, посвященный Дню России. В торжестве приняли участие главы дипмиссий, старшие...
Телефон для экстренных случаев - угроза жизни, здоровью и безопасности граждан России в Индии +91-81-3030-0551
Адрес:
Shantipath, Chanakyapuri,
New Delhi - 110021
Телефоны:
(91-11) 2611-0640/41/42;
(91-11) 2687 38 02;
(91-11) 2687 37 99
Электронная почта:
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.