Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова на Московской конференции по нераспространению, Москва, 20 октября 2017 года

23 Октябрь 2017

Уважаемые дамы и господа,
Очень приятно присутствовать на Московской конференции по вопросам ядерного нераспространения. Вижу здесь много знакомых лиц – моих коллег-дипломатов, представителей иностранных государств, нынешних и прошлых руководителей международных организаций, которые занимаются нераспространением. Спасибо, что вы приехали на это важное, по нашему убеждению, мероприятие. Особая признательность организаторам – Центру энергетики и безопасности во главе с его директором А.В.Хлопковым, с которым Министерство иностранных дел давно и плодотворно взаимодействует. Будем продолжать это делать.
За годы работы форум прочно утвердился в качестве солидной дискуссионной площадки, объединяющей авторитетных представителей «нераспространенческого» сообщества – дипломатов, военных, ученых, экспертов – всех, кто плотно занимается такими важными аспектами глобальной безопасности, как нераспространение оружия массового уничтожения и контроль над вооружениями.
1 июля будущего года мы отмечаем 50-летие со дня открытия к подписанию Договора о нераспространении ядерного оружия – несущей опоры современной системы международной безопасности. К сожалению, сегодня вынуждены констатировать, что режим, созданный этим документом и заложивший правовые основы для целого ряда важнейших соглашений, переживает непростые времена, подвергается серьезным испытаниям.
В немалой степени причина этого связана с тем, что отдельные страны ставят под сомнение общепризнанные нормы и правила, пытаются использовать в узких интересах успехи, ставшие результатом коллективных усилий и компромиссов.
Обеспокоены тем, что к Обзорной Конференции ДНЯО 2020 г. мы пока подходим с неутешительными итогами. Деструктивные действия ряда государств, нарушивших консенсус по проекту итогового документа предыдущей Обзорной Конференции в 2015 г., нанесли серьезный ущерб жизнеспособности Договора, подтолкнули довольно многочисленную группу стран к форсированной разработке договора о запрещении ядерного оружия, который недавно был открыт к подписанию.
Позиция России хорошо известна – мы не намерены присоединяться к ДЗЯО. Его сторонники, включая, например, получившую недавно Нобелевскую премию мира организацию «Международная кампания по запрету ядерного оружия» (ICAN), видимо, руководствуются благой в их понимании целью – обеспечить скорейший запрет на ядерное оружие. Но не будем забывать, что его полная ликвидация возможна только в контексте всеобщего и полного разоружения при условии обеспечения равной и неделимой безопасности для всех, в том числе и обладателей ядерного оружия, как это предусматривает ДНЯО. Представленный же к подписанию документ о запрещении ядерного оружия далек от этих принципов, игнорирует необходимость учитывать все факторы, влияющие сегодня на стратегическую стабильность, и может оказать дестабилизирующее воздействие на режим нераспространения. Как результат – мир может стать еще менее стабильным и предсказуемым.
Нет согласия и по отдельным элементам существующего режима нераспространения. В частности, по-прежнему не ясна перспектива создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения и средств его доставки (ЗСОМУ). Как вы помните, создание этой зоны было торжественно обещано в резолюции по Ближнему Востоку, принятой на Обзорной Конференции по ДНЯО еще в 1995 г. Из-за срыва в последний момент консенсуса по соответствующему документу Обзорной Конференции по ДНЯО 2015 г. был упущен реальный шанс начать, наконец, движение к реализации этой цели. Убеждены, что отсутствие практических шагов на этом направлении, в том числе со стороны США и Великобритании, которые вместе с Россией являются соучредителями Конференции по ЗСОМУ на Ближнем Востоке, будет негативно влиять на основы ДНЯО. Со своей стороны, продолжим содействовать продвижению к созданию такой зоны на Ближнем Востоке, работать со всеми заинтересованными странами и сторонами. Залог успеха видим в нахождении консенсуса о конкретных форматах рассмотрения данного вопроса в широком контексте региональной безопасности.
До сих пор не решен вопрос с Договором о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Мы как принципиальные сторонники этого договора продолжаем работу, направленную на его вступление в силу. Призываем всех, от кого это зависит, прежде всего известные 8 государств, довести до конца подписание и ратификацию Договора, что внесло бы значительный вклад в укрепление режима нераспространения.
Еще один общий вызов – ОМУ-терроризм, для противодействия которому требуются консолидированные усилия всего мирового сообщества. Разумеется, такие действующие механизмы, как КЗХО, КБТО, резолюция СБ ООН 1540, остаются в полной мере востребованы в деле предотвращения попадания ОМУ в руки негосударственных субъектов. Однако для надежного заслона на пути ОМУ-терроризма требуются единые антитеррористические нормы. В этой связи нацелены на скорейший запуск на Конференции по разоружению в Женеве предметной работы над проектом предложенной нами еще в марте 2016 г. международной конвенции по борьбе с актами химического и биологического терроризма. Полагаем, что данная инициатива, отвечающая интересам всех без исключения государств, способна прекратить затянувшийся застой в переговорной деятельности на женевской площадке (имею в виду Конференцию по разоружению).
С тревогой наблюдаем за настойчивыми попытками использовать не по назначению ресурсы Международного агентства по атомной энергии. В частности, превратить его в инструмент политического давления или систему перепроверки разведывательной информации, расширить его мандат на деятельность, не относящуюся к уставным целям и задачам Агентства, а также навязать ему проверку ядерного разоружения, заставить проверять не связанную с ядерными материалами военную деятельность.
Исходим из того, что МАГАТЭ как «приводной ремень» режима нераспространения должно оставаться профессиональным техническим механизмом проверки обязательств по гарантиям, кроме того, играть центральную роль в координации международного сотрудничества в области физической ядерной безопасности (ФЯБ), которое должно быть добровольным, не приводить к раскрытию чувствительной информации. Государства должны сами нести ответственность за обеспечение ФЯБ на своей территории, включая определение соответствующих параметров национальных систем и мер обеспечения безопасности.
Со своей стороны будем добиваться, чтобы система гарантий Агентства оставалась объективной, деполитизированной, обоснованной, опиралась на международное право и способствовала закреплению общих достижений, таких, например, как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по иранской ядерной программе. МАГАТЭ – единственный орган, уполномоченный Советом Безопасности ООН, осуществляет регулярные проверки в Иране и подтверждает строгое соблюдение им своих обязательств. Надеемся, что нам удастся сообща сохранить и в полной мере раскрыть уникальный потенциал этого Плана действий. В любом случае возврат к ситуации вокруг иранской ядерной программы, которая была до принятия СВПД, невозможен. О восстановлении санкций СБ ООН и речи быть не может.
Очевидно, что провал СВПД, тем более по вине одного из его активнейших участников, а по сути лидера группы «5+1», стал бы тревожным сигналом для всей архитектуры международной безопасности, включая перспективы урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова. Ее решение требует энергичных дипломатических усилий. Главная задача на нынешнем этапе – предотвратить военный конфликт, который неминуемо приведет к масштабной гуманитарной, экономической и экологической катастрофе. Все вовлеченные стороны должны проявлять сдержанность. Напомню, что в каждой резолюции СБ ООН, которая принималась по ядерной проблеме Корейского полуострова (ЯПКП), помимо санкций, содержатся положения о необходимости возврата к переговорам. Альтернативы дипломатическим методам урегулирования ЯПКП на основе диалога между всеми заинтересованными сторонами не существует.
Призываем ответственных членов мирового сообщества поддержать идеи, заложенные в российско-китайской «дорожной карте» урегулирования, основные положения которой содержатся в Совместном заявлении министров иностранных дел России и КНР от 4 июля. Убеждены, что ее реализация будет способствовать снижению военной активности и напряженности на Корейском полуострове, формированию в Северо-Восточной Азии системы равной и неделимой безопасности в целом.
Крайне опасными выглядят систематические попытки отдельных стран и военно-политических союзов расшатать сложившийся баланс в сфере контроля над вооружениями. Стремление добиться военного преимущества, использовать фактор силы для решения узкокорыстных геополитических задач серьезно подрывает стратегическую стабильность. Одной из ключевых проблем в этой связи остаются усилия США и их союзников в Европе, АТР, других регионах создать глобальную эшелонированную систему противоракетной обороны, приблизить ее элементы вплотную к российским, а также к китайский границам.
По существу без ответа остаются наши призывы совместно работать над купированием рисков, связанных с наращиванием качественных и количественных перекосов в обычных вооружениях на европейском континенте. С обеспокоенностью наблюдаем за реализацией планов по совершенствованию в т.ч. развернутых в Европе ядерных бомб, включая повышение их точности и возможное снижение мощности, за усилиями стран НАТО по замене авиасредств двойного назначения, предназначенных как для обычных, так и для ядерных задач. Все это чревато понижением порога применения атомного оружия. Последовательно выступаем за вывод американского ядерного оружия на национальную территорию, за прекращение т.н. «совместных ядерных миссий» НАТО, предусматривающих – в нарушение ДНЯО – привлечение неядерных членов альянса к планированию и отработке навыков применения ядерного оружия.
В сложном положении Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Мы неоднократно подтверждали приверженность его выполнению. Говорили о готовности обсуждать озабоченности сторон, как наши, так и американские. К сожалению, в Вашингтоне упорно продолжают тиражировать голословные обвинения в наш адрес, отказываясь их конкретизировать. Такой подход не способствует решению проблем вокруг Договора. Наоборот, возникает подозрение, что истинная цель таких «вбросов» – выставить Россию в виде злостного нарушителя международных обязательств, умолчав при этом о собственной нечистоплотности.
Наши сугубо конкретные претензии к США в связи с ДРСМД хорошо известны и, безусловно, понятны профессионалам. В целом о политическом подходе к этой ситуации вчера четко сказал Президент Российской Федерации В.В.Путин на Валдайском форуме.
Негативное влияние на стратегическую стабильность оказывают и другие факторы. Ввиду отсутствия запрета на размещение в космосе систем оружия, кроме, конечно, ОМУ, существует угроза, что космос может стать пространством военного соперничества. Такому развитию ситуации должен быть поставлен надежный заслон. На решение этой задачи направлены российско-китайский проект договора о неразмещении оружия в космосе, а также наша инициатива по неразмещению первыми оружия в космосе, в которой наряду с Россией участвуют еще 16 государств.
Уважаемые коллеги,
Режим нераспространения – коллективная ответственность всего мирового сообщества. Россия намерена неуклонно продвигать положительную повестку дня в интересах обеспечения устойчивости всего режима. Готовы к совместной планомерной работе со всеми, кому небезразлично его будущее, кто заинтересован в упрочении международного мира и безопасности.
Благодарю за внимание. Готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: Вы направили в Вашингтон весьма опытного посла. У него большой опыт в сфере проведения переговоров по разоружению с США. Не предложили ли Вы ему перезапустить диалог с американцами в этой области?

С.В.Лавров: В последние полтора года у нас с американцами диалог действительно «просел». Это произошло еще при администрации Б.Обамы. У нас тогда много чего оказалось подвешенным в неопределенном состоянии, не по нашей вине, но это отдельная тема. После прихода в Белый дом Администраии Д.Трампа, мы обозначили нашу готовность возобновить диалог по всем направлениям, понимая в каком положении Администрация взяла бразды правления в свои руки, под каким немыслимым давлением и под какими обвинениями она оказалась. На ней до сих пор пытаются сорвать зло те, кто ставил на кандидата от демократов. Поэтому мы понимали, что Администрация Д.Трампа находится в непростом положении и выразили готовность возобновить диалог в тех направлениях и масштабах, которые будут приемлемы и комфортны для Администрации Д.Трампа. Я говорил об этом с Президентом США, когда он принимал меня в Овальном кабинете весной этого года. Об этом же за месяц до моего визита туда мы говорили с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном. Он приезжал в Москву и был принят Президентом России В.В.Путиным.
Как Вы знаете, у нас в итоге вырисовался канал на уровне заместителей глав внешнеполитических ведомств С.А.Рябков-Т.Шеннон, который среди прочих вопросов в контексте крайней встречи, которая состоялась между ними, был задействован и для того, чтобы посмотреть, где мы находимся по проблематике стратегической стабильности. Основной повесткой дня у этого канала стали двусторонние проблемы и как не допустить того, чтобы эта спираль конфронтации оказалась неостановимой. Повторю, в сентябре состоялся специальный разговор по вопросам стратегической стабильности, прежде всего, о выполнении Договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений 2010 г. и Договора о ракетах средней и меньшей дальности.
Диалог идет. Не могу сказать, что он позволяет рассчитывать на достижение конкретных, значимых результатов в обозримом будущем, но, по крайней мере, он возобновлен и будет продолжен как по двусторонним каналам, так и в контексте механизмов, которые существуют для верификации ДСНВ и ДРСМД.

Вопрос: Я думаю, все здесь согласны с Вами, что ядерная сделка по Ирану должна быть сохранена. Одна из сопряженных с ней угроз связана с вопросами верификации т.н. раздела «Т». Целесообразно ли укрепить мандат МАГАТЭ в части верификации исполнения положения раздела «Т»?

С.В.Лавров: Укрепить то, чего нет, нельзя. У МАГАТЭ нет мандата для верификации раздела «Т». Это отражает консенсус, который был достигнут на переговорах «шестерки» с Ираном при участии ЕС и который был единогласно закреплен в резолюции СБ ООН. Исхожу из того, что изменения любой части этого консенсуса требуют согласия всех членов «шестерки» и, конечно, Ирана. Я убежден, как и наши европейские коллеги, что любые попытки начать такой разговор могут похоронить важнейшую договоренность в сф ере стратегической стабильности и ядерного нераспространения.

Вопрос: На подобных встречах люди искусно уходят от упоминания проблем, связанных с разоружением. Это такой подход элитариев со стороны ДНЯО? Они не позволяют нам достичь этих целей.

С.В.Лавров: Я услышал от Вас не столько вопрос, сколько философские размышления. Мне кажется, мы все-таки должны руководствоваться духом и буквой Договора. В этом смысле принципиально важно сохранять движение по дальнейшему сокращению ядерного оружия, то самое движение к ядерному разоружению, но в контексте сокращения всеобщего вооружения в принципе. Об этом очень подробно вчера говорил Президент России В.В.Путин на заседании дискуссионного клуба «Валдай».
Мы не можем игнорировать достижения военной мысли и промышленности, которые были сделаны уже после того, как Договор о нераспространении вступил в силу. Было бы абсолютно безответственным игнорировать существующие сейчас средства ведения войны. Те, кто инициировал ДЗЯО, пошли именно по пути игнорирования реальных угроз, которые создаются для стратегической стабильности и безопасности в результате появления новых смертоносных, эффективных видов вооружений. Поэтому даже не знаю, что добавить. Договор о нераспространении нужно сберечь. Нельзя допустить, чтобы появление второго параллельного режима в области нераспространения дало возможность тем, кто хотел бы поспекулировать на этой проблеме, играть в свои игры и разводить руками, говоря, что мы будем следовать линии, которая учитывает наличие двух противоречивых документов. По-моему, очень важно эту опасность видеть и не допустить, чтобы она нас всех подстерегла.

Вопрос: Выступая две недели назад в Вашингтоне, сенатор С.Нанн заявил, что для продвижения в вопросе над контролем вооружений не достаточно работать на уровне администраций президентов США и России и внешнеполитических ведомств двух этих стран. Необходимо работать с Конгрессом США, потому что он должен одобрить любое новое соглашение в этой области. Как Вы на это смотрите?

С.В.Лавров: Число игроков должно быть еще больше, поскольку в случае с вопросами нераспространения, стратегической стабильности не только министерства иностранных дел докладывают свои соображения президентам, но это делается вместе с министерствами обороны, у нас также обязательно участие госкорпорации «Росатом», ФСБ – это межведомственный процесс. Безусловно, от того, насколько эффективно в эвентульном пакете договоренностей между Россией и США будут отражены интересы твоего государства, зависит, насколько позитивной будет реакция в парламенте. Поэтому с парламентом, конечно, нужно работать.
Я вижу, как Администрация Д.Трампа старается работать с парламентом и как этому совершенно нормальному процессу пытаются помешать те, кто использует Конгресс совсем не для того, чтобы отстаивать интересы США, а чтобы попытаться создать непреодолимые трудности для самого Д.Трампа и его Администрации. Пока эти игры продолжаются, я сомневаюсь, что можно получить объективную реакцию на те или иные договоренности со стороны Конгресса, учитывая русофобский раж, в который он вошел.

Вопрос: Какой более конкретный вклад, помимо организации подобной Конференции, могла бы внести Россия в обеспечение достижения результатов в Обзорной Конференции по ДНЯО 2020 г.?

С.В.Лавров: Был такой лозунг: «Не спрашивай себя, что страна может сделать для тебя. Спроси себя, что ты можешь сделать для нее».
Нас уже обвиняют не только во вмешательстве в американские выборы. Швеция тоже озвучивала опасения, что предстоящие в будущем году выборы в этой стране будут предметом российского хакерства. Французы и многие другие тоже об этом говорили. Нас обвиняют в том, что мы блокируем выполнение Минских договоренностей по Украине, хотя 90% там прямо поручается делать Президенту П.А.Порошенко. Нас стали обвинять в том, что сирийское урегулирование зависит от России и пока мы ведем себя неправильно. Слава Богу, в последнее время эти утверждения несколько поутихли. Говорят и о том, что за северокорейскую проблему тоже отвечаем мы, поскольку Китай не справляется, как сказал Д.Трамп. Теперь нам начинают делать упреки и в этой связи.
Пытаться ставить вопрос, который может содержать намек, что от России зависит, будет ли успех на Обзорной Конференции, на мой взгляд, совсем некорректно. Я упоминал в общих чертах наши усилия по продвижению консенсуса на последней Конференции. В зале сидит директор Департамента МИД России по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями М.И.Ульянов, который наверняка потом сможет рассказать Вам об этом подробнее.
С огромным трудом было достигнуто понимание того, как начать процесс переговоров по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от ОМУ. Все компоненты компромисса были готовы, в том числе были учтены выдвигаемые Израилем озабоченности (не буду вдаваться в детали). Именно те соучредители Конференции, которые должны были бы заниматься этим с нами, на деле стали «тормозом» принятия этого важнейшего документа.
У нас нет недостатка доброй воли. Мы и сейчас на переговорах, проходящих в контексте обзорного процесса, продолжаем продвигать эту инициативу, ищем новые дополнительные развязки, которые помогли бы преодолеть сопротивление. Надеюсь, когда вы общаетесь с американцами, британцами, то тоже обращаете их внимание на необходимость обеспечить успех обзорного процесса. Если мы в очередной раз, уже на 35-м году после принятия решения о созыве такой Конференции, провалимся, то, я считаю, нанесем очень серьезный удар по режиму нераспространения и дадим сильные козыри в руки тем, кто хотел бы его развалить.

Вопрос: Россия и США уже предприняли важные шаги в вопросе ядерного разоружения. Ожидаете ли Вы, что разоружение продолжится в двустороннем режиме или предполагаете, что этот процесс расширится и вовлечет другие страны, обладающие ядерным оружием?

С.В.Лавров: Действующий Договор был выполнен. В феврале 2018 г. наступает согласованная дата, когда такое подтверждение должно последовать со стороны США и России. Потом будем думать о продолжительности действия этого Договора, о других шагах.
Убежден, что двусторонний диалог между Россией и США по стратегической стабильности продолжится, но в то же время весьма сомнительно представить себе ситуацию, когда новый, пока еще гипотетический (потенциальный, эвентуальный) раунд переговоров о дальнейшем сокращении ядерных арсеналов состоялся бы только в двустороннем формате. Те цифры, которые отражены в действующем Договоре, уже существенно приближают арсеналы США и России к тем параметрам, на которые вышли другие ядерные страны.

Популярные статьи

27 Декабрь 2017

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова телеканалу «Раша...

Вопрос: Давайте начнём с глобальных тем, с вопроса о многополярном мире, о котором Россия говорит более 10 лет. Он уже приобретает реальные очертания, тем...
28 Сентябрь 2017

Приветствие Министра иностранных дел России С.В.Лаврова участникам торжественной...

Сердечно приветствую участников торжественной церемонии по случаю завершения уничтожения химического оружия в Российской Федерации.Россия досрочно...
05 Октябрь 2017

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова межарабской газете...

Вопрос: Что касается визита Хранителя Двух Святынь в Россию, как Вы оцениваете двусторонние российско-саудовские отношения в контексте обсуждения...
Телефон для экстренных случаев - угроза жизни, здоровью и безопасности граждан России в Индии +91-81-3030-0551
Адрес:
Shantipath, Chanakyapuri,
New Delhi - 110021
Телефоны:
(91-11) 2611-0640/41/42;
(91-11) 2687 38 02;
(91-11) 2687 37 99
Электронная почта:
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.