Восточный экономический форум

05 Сентябрь 2016

Владимир Путин принял участие в пленарном заседании Восточного экономического форума (ВЭФ). В этом году заявки на форум подали делегации из 35 стран, фактически в работе ВЭФ участвовали представители 56 государств.

Восточный экономический форум учреждён Указом Президента в 2015 году в целях содействия ускоренному развитию экономики Дальнего Востока и расширения международного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
ВЭФ ориентирован на продвижение инвестиционной привлекательности Дальнего Востока и открывает широкие возможности для взаимодействия российских и зарубежных деловых партнёров.
* * *
К.Радд (как переведено): Господин Президент! Премьер-министр Абэ! Президент Пак! Все наши уважаемые гости во Владивостоке – делегаты Восточного экономического форума!
Меня зовут Кевин Радд, я председатель Института «Азиатское общество» в Нью-Йорке. Я рад быть в России, рад быть во Владивостоке – тихоокеанской столице России. Очень рад быть здесь, на Восточном экономическом форуме.
Господа президенты! Премьер-министр! Мне сказали, что здесь более тысячи делегатов из разных стран региона. Большинство этих делегатов представляют бизнес, и поэтому здесь мы будем обсуждать центральную тему – будущее экономического развития российского Дальнего Востока.
Мы присутствуем здесь в момент больших вызовов, в момент, когда налицо геополитическая напряженность, изменения в глобальной геоэкономике, усиливающийся вызов глобального терроризма, медленно, вяло развивающаяся глобальная экономика, которая пока не полностью восстановилась после кризиса десятилетней давности, глобальная проблема – безработица и особенно глобальная безработица среди молодежи, прежде чем мы почувствуем воздействие новых технологий на занятость их в будущем. И в момент этих глобальных вызовов, которые требуют сильных глобальных лидеров, сильных глобальных институтов, мы здесь находимся рядом с лидерами ведущих стран.
Особо хотелось бы отметить, что все они в предстоящие дни направятся в Ханчжоу, в Китай, на «двадцатку». Мир будет смотреть на то, какой вклад сможет внести «двадцатка» в обновление глобальной экономики – а это вопрос, важный для всех нас.
Спасибо Премьер-министру Абэ, спасибо Президенту Пак, спасибо нашему хозяину, Президенту Путину, за эту встречу здесь, во Владивостоке.
Сначала выступят три лидера, затем у нас будет отрытый форум. Начнем с Президента Российской Федерации Владимира Путина, который выступит с речью на Втором Восточном экономическом форуме.
Прошу Вас.
В.Путин: Уважаемая госпожа Пак Кын Хе! Уважаемый господин Синдзо Абэ! Дорогие друзья! Дамы и господа! Приветствую вас во Владивостоке на втором Восточном экономическом форуме, в нынешнем году он собрал более трёх тысяч гостей из 35 стран мира.
Видим в этом растущий интерес политических и деловых кругов Азиатско-Тихоокеанского региона, да и других регионов, к России, к нашей дальневосточной повестке в целом, к нашим шагам и инициативам, которые открывают принципиально новые возможности для сотрудничества, для реализации перспективных проектов на Дальнем Востоке.
Мы поставили перед собой в полном смысле амбициозную, огромную по масштабам задачу: сделать Дальний Восток одним из центров социально-экономического развития нашей страны – мощным, динамичным и передовым. Как уже говорил, это – один из наших важнейших общенациональных приоритетов.
Мы видим здесь реальные перемены – первые, но всё же значимые и обнадёживающие результаты. Так, сейчас рост промышленного производства на Дальнем Востоке – более пяти процентов; в целом по стране у нас тоже наметился довольно скромный рост – три десятых процента, но на Дальнем Востоке – пять.
За прошедший год в регион дополнительно привлечено более одного триллиона рублей инвестиций – это порядка 15 миллиардов долларов, запущена реализация свыше 300 инвестиционных проектов. Это означает, что предложенные механизмы поддержки бизнеса востребованы.
И наконец, главный, консолидированный, самый ценный показатель происходящих на Дальнем Востоке изменений – формирующаяся позитивная демографическая динамика. Впервые за четверть века в Хабаровском крае, на Сахалине, в Якутии, на Чукотке начала расти численность населения. Третий год подряд в Дальневосточном федеральном округе рождаемость превышает смертность. Всё меньше жителей уезжает с Дальнего Востока.
Отток ещё, к сожалению, есть, но в целом по Дальневосточному федеральному округу за первое полугодие миграционный отток сократился в три с половиной раза. Да, демографические показатели ещё скромные, но, повторю, они демонстрируют наметившуюся тенденцию. И мы обязаны её подхватить, сделать необратимой.
Уже в ближайшие три года нам необходимо выйти на устойчивый прирост численности населения на Дальнем Востоке. Обращаю на это внимание Правительства, всех министерств и ведомств – мы должны нацелить, сфокусировать на решение этой задачи наши государственные программы, прежде всего, конечно, в экономике, демографические программы, социальные программы, жилищную политику, здравоохранение и образование.
Дамы и господа! В основе стратегии развития Дальнего Востока – открытость к сотрудничеству, к широкой международной кооперации. Тем более что Дальний Восток находится, буквально, в эпицентре динамичных интеграционных процессов.
Последовательно развивается Евразийский экономический союз, расширяются его международные связи. Уже в октябре текущего года в Москве состоится первый раунд переговоров по Соглашению о торгово-экономическом сотрудничестве между странами ЕАЭС и Китайской Народной Республикой, тем самым создаётся основа для всеобъемлющего евразийского партнёрства в формате «пять плюс один».
Всё более весомой и многообещающей становится торгово-экономическая повестка и в рамках Шанхайской организации сотрудничества – ШОС, в том числе с учётом предстоящего полномасштабного присоединения к Организации Индии и Пакистана, а затем, надеюсь, и Ирана.
Словом, сегодня в Евразии формируются сразу несколько интеграционных контуров. Они гибко дополняют друг друга, позволяют реализовывать проекты на принципах взаимной выгоды.
Считаем, что эта интеграционная сеть, система многосторонних и двусторонних соглашений, в том числе о зонах свободной торговли, может стать основой для формирования большого евразийского партнёрства. Именно об этой идее мы говорили и на Петербургском экономическом форуме летом этого года.
Сейчас, вместе с коллегами по ЕАЭС, мы вырабатываем консолидированные, практические предложения по развитию такой широкой евразийской интеграции. Они касаются вопросов регуляторики, унификации административных процедур, снятия торговых барьеров, поддержки товарных и инвестиционных потоков, технологической и производственной кооперации, защиты интеллектуальной собственности, строительства инфраструктуры.
Убеждены, эффективная интеграция может строиться только на основе равноправия всех участников, уважения и учёта взаимных интересов без какого‑либо политического или экономического диктата, навязывания односторонних решений. В нашем понимании интеграция – это предсказуемые, долгосрочные правила, это открытость для сотрудничества с другими странами и объединениями как на Востоке, так и на Западе. В свою очередь готовы внимательно изучать встречные идеи, совместно искать оптимальные решения со всеми, кто заинтересован в таком сотрудничестве.
Мы понимаем, что это масштабные, сложные и долгосрочные задачи. А проект, о котором я говорил, может быть реализован только в рамках гибкой, многоуровневой модели с использованием новаторских решений в интересах экономического роста и повышения благосостояния населения этого огромного региона.
Мотором, движущей силой нашей интеграции должна стать энергия и инициатива бизнеса, его очевидный и постоянно растущий запрос на снятие барьеров, на формирование крупных рынков с дружественной деловой средой.
И конечно, такая интеграция должна опираться на серьёзные совместные проекты, которые будут буквально «сшивать» наше экономическое пространство, создавать дополнительные ресурсы для развития. Хотел бы обозначить ряд таких проектов и таких возможностей.
Первое – это надёжная энергетическая инфраструктура. Поддерживаем инициативу компаний России, Японии, Республики Корея и Китая по созданию энергетического суперкольца, которое свяжет наши страны. Для более быстрой, динамичной реализации этого проекта предлагаем сформировать межправительственную рабочую группу. При этом хочу подчеркнуть, что Россия готова предоставить нашим партнёрам конкурентную в АТР цену на электроэнергию и зафиксировать её на долгосрочный период.
Второе – это, конечно, транспортная инфраструктура, формирование новых, конкурентных трансевразийских и региональных маршрутов. В качестве примера приведу транспортные коридоры «Приморье-1» и «Приморье-2», которые позволяют сформировать кратчайшие пути доставки грузов из северо-восточных провинций Китая к портам юга Приморского края, а также строительство российского участка транспортного маршрута «Европа – Западный Китай». Мы об этом с коллегами – об этом, а также о развитии других маршрутов и транспортной инфраструктуры – совсем скоро в России будем говорить и на президиуме Госсовета.
Третье. Мы живём в век информационного общества, стремительного развития цифровых, телекоммуникационных, интернет-технологий. И нужно использовать возможности, которые они открывают, в интересах сотрудничества, для того чтобы органы власти, компании наших стран могли вести дела и взаимодействовать в удобной электронной форме.
В связи с этим предлагаем сформировать общее пространство цифровой экономики. Речь идёт о создании правовых и технологических условий для электронного взаимодействия. Также прошу Правительство России представить конкретный план работы в этом направлении.
Тем более что здесь у нас есть и неплохой задел. Евразийская экономическая комиссия уже ведёт создание интегрированной информационной системы – системы взаимодействия в сфере транспорта, внешней торговли, таможенных, ветеринарных, налоговых и других процедур.
Четвёртое. Нам необходим кадровый, технологический задел для будущего. В этой связи приглашаем партнёров к проекту по созданию на острове Русский международного научно-образовательного и технологического кластера.
Мы намерены сформировать здесь систему поддержки стартапов, включая венчурное финансирование, организовать сеть лабораторий для совместных научных исследований, создавать современную бизнес-инфраструктуру, включая деловые и выставочные центры.
Заинтересованы в том, чтобы сюда приезжали иностранные преподаватели и студенты, работали исследовательские, творческие, проектные команды из других стран. Насколько мне известно, уже 2 500 иностранных студентов учится на площадке Дальневосточного федерального университета, десятки преподавателей из других стран.
Только сейчас мы с коллегами присутствовали при открытии дальневосточного океанариума. Но это не просто коммерческий центр – это научный, образовательный, просветительский центр, где, мы надеемся, тоже будет выстроена хорошая операция на уровне ведущих учёных региона и всего мира по изучению биологии моря. И прошу Правительство ускорить разработку комплексной программы развития острова Русский.
Дамы и господа! Проекты, которые я назвал выше, отражают всё многообразие возможностей для совместной работы на Дальнем Востоке. И чтобы он стал центром интеграционного притяжения, площадкой для сотрудничеств, мы создаём максимально благоприятные условия.
Уже с 1 октября в свободном порту Владивосток начинает действовать «единое окно» для прохождения всех контрольных процедур пересечения государственной границы, круглосуточный режим работы пунктов пропуска, электронное декларирование грузов.
Вчера встречались с представителями бизнеса. Знаю, что здесь пока не всё функционирует так, как нам нужно, но мы услышали ваши замечания и будем совершенствовать нашу работу.
Правительство уже ведёт работу, призванную упростить порядок получения виз для иностранных граждан, прибывающих в свободный порт. Планируется, что все формальности можно будет урегулировать через интернет-сервис российского МИД, получив электронную визу.
Кстати, режим свободного порта – помимо Владивостока – недавно расширен ещё на четыре гавани Дальнего Востока: Ванино в Хабаровском крае, Корсаков в Сахалинской области, Петропавловск-Камчатский в Камчатском крае, а также Певек на Чукотке. Добавим и ещё, если потребуется.
На той же встрече с бизнесом, о которой я уже сказал, говорилось о том, что этого недостаточно и некоторые представители бизнеса остались, что называется, внакладе, не получив соответствующие льготы. Обязательно все эти вопросы дополнительно рассмотрим.
Мы вчера говорили также о том, как идёт работа в так называемых территориях опережающего развития, поднимался ряд вопросов, в том числе по порядку предоставления льгот по налогу на прибыль.
Согласен с тем, что нужно учитывать специфику проектов, их масштаб и сроки реализации. Полагаю, что для крупных долгосрочных проектов льготный период должен быть продлён. Вчера мы обсуждали этот вопрос с Министром финансов Российской Федерации, Минфин в целом согласен. Прошу подготовить как можно быстрее соответствующие поправки в законодательство.
Мы уверены, что больших и значимых проектов будет много. Дальний Восток с его географией, природными ресурсами, прямым выходом на самые перспективные мировые рынки – это поистине неисчерпаемые возможности для приложения предпринимательской инициативы.
Не раз уже говорил, нам необходимо качественное изменение делового климата во всех регионах Дальнего Востока. Дальневосточные регионы должны стать примером использования лучших практик в регуляторике, в разрешительных процедурах, в контрольно-надзорной деятельности, в работе институтов поддержки бизнеса.
На развитие предпринимательства, на то, чтобы люди обустраивались на Дальнем Востоке, направлен и наш проект бесплатного предоставления гражданам России земельных участков, так называемый «дальневосточный гектар». Сейчас этот проект реализуется в «пилотном режиме», и, как показывают, результаты, интерес у людей есть.
Важно не только дать землю, но и помочь её освоить. Граждане, которые захотят открывать здесь свой бизнес на полученной земле, смогут воспользоваться мерами поддержки со стороны корпорации развития малого и среднего предпринимательства – правовой, имущественной, кредитной поддержкой.
Добавлю также, что для малого и среднего бизнеса, который работает в ТОРах и свободном порту, корпорация предоставит повышенное гарантийное покрытие по кредитам, его размер составит 75 процентов.
Ещё одна проблема – инфраструктурные ограничения и неконкурентный уровень издержек. Мы должны, безусловно, стремиться к тому, чтобы снять с бизнеса эти «гири», дать возможность инвесторам, что называется, заработать как следует, чтобы их проекты заработали как следует, «полетели», если можно сказать.
В этой связи рассчитываю, что новый состав парламента в первоочередном порядке до конца текущего года рассмотрит закон, который обеспечит снижение тарифов на электроэнергию на Дальнем Востоке до среднероссийского уровня. Вопрос непростой, мы долго его дискутировали, обсуждали, но решение на уровне исполнительной власти сформулировано и принято окончательно.
И здесь в тех регионах, где тариф явно завышен, где он явно является преградой для развития бизнеса, да и ухудшает жизнь граждан, эта ситуация может быть исправлена, должна быть исправлена в самое ближайшее время.
Далее. Сегодня мы уже предоставляем прямые государственные субсидии инвесторам на создание транспортной, энергетической и иной инфраструктуры для открытия новых производств. Сейчас думаем над совершенствованием механизмов поддержки.
Инвестор, который самостоятельно построит внешнюю инфраструктуру, должен получить эту дополнительную поддержку со стороны государства. Не буду сейчас забегать вперёд, разные есть предложения, но они обсуждаются, и в конечном итоге, уверен, решение будет найдено.
Одновременно нужно дать возможность компаниям привлекать доступные по цене финансовые ресурсы. Такую задачу решает сейчас Фонд развития Дальнего Востока. Он предоставляет средства под пять процентов годовых в рублях. Спрос большой, предприниматели, буквально, стоят в очереди. И чтобы не тормозить запуск новых проектов, обеспечить их источниками финансирования, нужно, конечно, постоянно думать над вопросом докапитализации Фонда.
И конечно, в целом перед нами стоит задача формирования развитой финансовой, инвестиционной инфраструктуры на Дальнем Востоке. Такие проекты уже реализуются. На форуме вы можете познакомиться с презентацией новой инвестиционной системы «Восход». Она открывает отечественным и зарубежным инвесторам прямой доступ к акциям и облигациям дальневосточных компаний.
Отмечу, что на полях форума подписано соглашение между Агентством Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержки экспорта и одним из крупнейших мировых банков – Японским банком международного сотрудничества. Будет создана совместная платформа по привлечению японских инвесторов в территории опережающего развития и свободный порт.
Хорошим примером взаимовыгодного инвестиционного сотрудничества стал и заработавший в этом году российско-китайский агрофонд. Он поддерживает экспортно-ориентированные проекты в сельском хозяйстве и пищевой промышленности.
Уверен, что Дальний Восток с его земельными, морскими ресурсами способен стать одним из ведущих, крупнейших поставщиков качественного, экологически чистого продовольствия для АТР – региона, где живёт почти 60 процентов населения нашей планеты.
Предлагаю нашим партнёрам из Японии, Республики Корея, других стран подумать о формировании аналогичных совместных инвестиционных платформ. Они могли бы сосредоточиться на финансировании проектов не только в сельском хозяйстве, но и в промышленности, сфере высоких технологий, в области освоения природных ресурсов, словом, в отраслях с большим, если не сказать с очень большим потенциалом.
При этом нужно связать доступ к нашим природным ресурсам с инвестициями в их переработку. И прошу Правительство разработать и реализовать такой механизм для Дальнего Востока. Подход должен быть очень простым: хочешь получить преимущественное право пользоваться сырьём, морской аквакультурой, лесными участками, осваивать месторождения – строй перерабатывающие заводы, приноси технологии, создавай новые рабочие места и высокую добавленную стоимость.
Дорогие друзья! Судьба Дальнего Востока неотделима от судьбы России. Именно так считали наши предки, которые осваивали дальневосточные земли и принесли славу Отечеству. Мы начали новый исторический этап развития наших восточных территорий, он рассчитан на десятилетия вперёд.
Задачи, которые предстоит решать на Дальнем Востоке, беспрецедентны по масштабу и значению. Мы прекрасно осознаём свою громадную ответственность перед гражданами России и перед будущими поколениями страны. Я абсолютно убеждён в осуществлении всех планов, которые мы наметили. Уверен в успехе нашего Дальнего Востока.
Благодарю вас за внимание. Спасибо.
Пак Кын Хе (как переведено): Уважаемый господин Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин! Уважаемый Премьер-министр Японии Синдзо Абэ! Уважаемые представители правительственных делегаций и деловых кругов! Прежде всего разрешите поздравить вас с открытием второго Восточного экономического форума во Владивостоке, который является центром Дальнего Востока России.
Дальний Восток – это кладезь различных энергетических ресурсов, в том числе нефти и природного газа. Здесь встречаются Азия с Европой, и данный регион является отправной точкой транспорта на Евразийский континент и артерией грузооборота. Поэтому без преувеличения можно назвать это новым сердцем России.
Великий писатель Достоевский отметил, что для будущего России именно Азия станет важным фактором, в этом его проницательность о будущем Дальнего Востока. Хотя сейчас из‑за прерванного узла КНДР огромный потенциал Дальнего Востока не реализуется. В будущем, когда этот узел соединится, Дальний Восток станет мостом процветания и мира путём объединения Евразии с Азиатско-Тихоокеанским регионом.
Надеюсь, что Восточный экономический форум станет хорошей площадкой для всеобъемлющего диалога и концентрации мудрости с целью воплощения такой идеи в жизнь. В частности, в этом форуме принимают участие главы трёх государств – Республики Корея, России и Японии – и высокопоставленные лица разных стран, поэтому это станет хорошей возможностью для укрепления политической воли и сотрудничества в регионе.
Уважаемые дамы и господа! Сегодня замедляются темпы роста мировой экономики, наблюдается тенденция к протекционизму и новой изоляции, что приводит к усилению неопределённостей. Вместе с тем две противоположные силы, то есть интеграция и разъединение, одновременно пересекаются, и это вызывает беспорядок.
Евросоюз, который достиг политической и экономической интеграции на самом высоком уровне, сталкивается с вызовами в результате выхода Великобритании, в то время как в АТР набирает силы процесс интеграции и укрепления связи друг с другом. Сейчас мировое сообщество стоит на перепутье: или повысить так называемый барьер разъединением и изоляцией, либо выбрать путь к открытости, интеграции и связи. От этого решения полностью зависит наше будущее.
Курс на разъединение и изоляцию ни в коем случае не может быть правильным, это исторические уроки. Во время Великой депрессии прошлого века меры по повышению таможенных тарифов каждого государства привели к сокращению больше чем на 40 процентов товарооборота всего лишь за четыре года, а темпы роста торговли, превысившие 20 процентов в среднем, упали до уровня 5 процентов с появлением протекционизма в 80-х годах.
Для обеспечения устойчивого роста мировой экономики нам нельзя повышать барьеры путём разъединения и изоляции. Напротив, нам необходимо повышать уровень интеграции и соединения сети и таким образом создать платформу глобального экономического сотрудничества и на основе этого за счёт постоянной инновации и открытия рынка мы должны создать новую движущую силу для развития будущего.
Уважаемые дамы и господа! Дальний Восток имеет возможность экономических связей, человеческих контактов и благоприятную промышленную структуру. С учётом таких потенциалов данный регион станет новой перспективной территорией, где можно реализовать идеи интеграции и роста. В частности, господин Президент Владимир Владимирович Путин проводит новую восточную политику, что оживляет данный регион и превращает потенциал данного региона в видение, которое возможно реализовать.
Республика Корея также обращала большое внимание на Дальний Восток. Прежде всего хочу отметить, что объём товарооборота между Кореей и Дальним Востоком составляет около 40 процентов от общего двустороннего товарооборота. Также ежегодно 60 процентов россиян от общего количества туристов посещают Корею именно через Владивосток. Таким образом, Дальний Восток становится мостом для соединения Республики Корея и России.
Кроме того, страны – члены АСЕАН, в том числе Япония и Китай, также прилагают усилия для развития данного региона за счёт различных проектов развития и сотрудничества. Несмотря на достигнутый прогресс, есть над чем вместе работать для максимизации потенциала развития Дальнего Востока и обеспечения его устойчивого роста. Президент Владимир Владимирович Путин в своём выступлении на первом Восточном экономическом форуме подчеркнул важность социального и экономического развития Дальнего Востока и эффективной интеграции России с АТР. С учётом таких взглядов нам необходимо сделать акцент на трёх направлениях сотрудничества.
Во‑первых, для активизации развития Дальнего Востока очень важно создать среду, позволяющую обеспечить устойчивый рост данного региона, особенно за счёт укрепления взаимодействия в сферах продовольствия, строительства жилищных комплексов, здравоохранения и медицинских услуг. Надо привлечь больше участников. В этом контексте мы готовы вместе с Россией разработать конкретные меры по совместной реализации проектов сельского хозяйства на основе современных технологий в Приморском крае, в том числе проекта по строительству аграрно-промышленного комплекса.
В области рыболовства Республика Корея путём участия в проекте по созданию морозильного склада и рыбоперерабатывающих мощностей сможет внести вклад в создание рыбохозяйственного комплекса на территории Дальнего Востока. Вместе с тем корейские компании имеют большой опыт по строительству жилищных комплексов, поэтому за счёт крупных проектов жилищного строительства Корея сможет способствовать улучшению жилищной среды данного региона. Передовые технологии, основанные на ИКТ, имеют корейские медицинские учреждения, поэтому они также смогут оказать качественные медицинские услуги, что, естественно, будет способствовать повышению уровня здравоохранения и медицинских услуг данного региона.
Во‑вторых, для диверсификации промышленной структуры Дальнего Востока необходимо создать инфраструктуру и сделать так, чтобы все проекты естественно и самостоятельно развивались в соответствии с принципами экономики. Сейчас промышленная структура Дальнего Востока сосредоточена на освоении энергоресурсов. Однако, с учетом самого благоприятного географического расположения для развития логистики, поскольку Дальний Восток близко расположен к экономике Северо-Восточной Азии, имеет большой потенциал для роста за счет диверсификации промышленности.
Если южнокорейский капитал, обрабатывающие технологии объединятся с российскими фундаментальными науками и ресурсами, это позволит нам создать самую конкурентоспособную промышленную базу. Кроме того, за счет сотрудничества между корейскими и российскими бизнесменами в сфере создания инфраструктур, в том числе транспортной и портовой инфраструктуры, можно будет разработать новый мультимодальный логистический маршрут, позволяющий соединить евразийский континент.
В частности, Северный морской путь откроет новую возможность сотрудничества для устойчивого освоения ресурсов. И проект по строительству междугородних скоростных дорог Дальнего Востока, и проекты по созданию благоустройства городской инфраструктуры станут потенциальными для сотрудничества, поскольку Корея уже имеет опыт и соответствующие технологии для реализации экологических проектов, в том числе технологий по переработке отходов, возникающих в процессе создания городской инфраструктуры.
На корейско-российском саммите, состоявшемся в ноябре 2013 года, мы с господином Президентом Путиным договорились создать совместные инвестиционные платформы с целью стимулирования двустороннего сотрудничества на Дальнем Востоке. В перспективных сферах смогут вместе работать корейские и российские компании с использованием инвестиционной платформы с целью реализации благоприятных проектов.
В‑третьих, для ускорения развития Дальнего Востока и максимизации отдачи от него необходимо увеличить спектр сотрудничества путём соединения Дальнего Востока с экономиками соседних стран. На основе соединения различных евразийских концепций, инициированных государствами Северо-Восточной Азии, мы должны распространять энергию благоприятного взаимодействия на Дальнем Востоке по всему континенту Евразии.
Корейское правительство заинтересовано в превращении Евразии в континент единства, креативности и мира. Так мы видим продвижение сотрудничества с Евразийским континентом. На Петербургском экономическом форуме в июне господин Президент Путин предложил формирование большого евразийского партнёрства. Это является видением для интеграции всего континента Евразия, что в одном русле с нашей евразийской инициативой.
Республика Корея является страной, которая заключила соглашение о свободной торговле с США, Китаем, ЕЭС, поэтому, если нам удастся заключить подобное соглашение с Евразийским экономическим союзом, в котором Россия играет ключевую роль, то это приведёт к активизации экономической интеграции Евразии и оживлению темпов развития Дальнего Востока, а также будет способствовать распространению пользы от развития Дальнего Востока по всему континенту Евразия.
Вместе с тем мы должны получить практические результаты сотрудничества на взаимовыгодной основе. За счёт установления доверия нам следует прилагать усилия для развития многостороннего сотрудничества в регионе. Сейчас из‑за постоянных провокаций КНДР трёхсторонние проекты, включая логистический проект «Раджин – Хасан», сталкиваются с трудностями продвижения.
Однако в случае устранения таких барьеров будет возможно возобновить их работу в качестве более грандиозных проектов между тремя сторонами: Корея, Россия и Япония, а также Корея, Россия и Китай. Это приведёт к созданию среды соединения всех сетей – электричества, железных дорог и энергетики, и в конце концов это будет способствовать эффективной интеграции Дальнего Востока и процветанию региона.
Уважаемые дамы и господа! Для устойчивого развития Дальнего Востока и интеграции регионов предпосылкой является обеспечение мира и стабильности в регионе. В этом контексте не могу не затронуть северокорейскую проблему, являющуюся ключевым узлом в Евразии и самой серьёзной угрозой в регионе.
Северная Корея, несмотря на повторные предупреждения мирового сообщества, с самого начала текущего года проводила ядерные испытания уже четыре раза и запустила баллистические ракеты. Пхеньян полностью отрицает резолюцию ООН, называя себя ядерной державой на Востоке, угрожает ядерными ударами и постоянно совершенствует ядерный и ракетный потенциал. Северная Корея после ядерного испытания уже запустила 19 баллистических ракет – это значит, что она запускала ракеты раз в две недели, что превышает количество запусков ракет в течение 18 лет при правительстве Ким Чен Ира.
Баллистические ракеты, упавшие в Восточном море, становятся угрозой для судов, ходящих по Восточному морю, включая Владивосток. Режим Северной Кореи игнорирует права человека и право на человеческую жизнь своего народа, сосредотачивая все ресурсы только на разработке ядерного оружия и баллистических ракет. Если мы сейчас не сможем воспрепятствовать разработке ядерного оружия, в недалёком будущем северокорейская ядерная угроза станет реальностью.
Уверена, что нынешний форум станет значимой площадкой для диалога с целью совместного открытия новой страницы интегрированной Евразии, обеспечения процветания мира и региона. В перспективе надеюсь на то, что данный форум и наш диалог распространит энергию открытости, перемен и инноваций по всему региону Северо-Восточной Азии.
Спасибо.
Синдзо Абэ (как переведено): Госпожа Пак, для меня огромная честь снова встретиться с Вами. И конечно же, благодаря именно Вашему приглашению, господин Президент Путин, я впервые вступил на землю Дальнего Востока, чему я искренне рад.
На этот раз, конечно, я прибыл сюда на самолёте, однако воротами этого города является порт. Если смотреть на город с моря, то он особенно красив, и поэтому, наверное, во Владивосток нужно, конечно, приплывать именно на корабле. Около ста лет назад один человек, восхищенный видом Владивостока со стороны залива, в своём произведении написал: «Где, интересно, место красивее этого?». Это был тот самый знаменитый полярный исследователь Фритьоф Нансен.
В городе есть места, которые мне очень хотелось бы посетить. На Алеутской улице находится родной дом и стоит памятник Юлу Бриннеру, лауреату премии «Оскар» за фильм «Король и я». И поэтому это место обязательно я тоже должен посмотреть.
Как хорошо известно господину Путину, Василий Ощепков, родоначальник Кодокан дзюдо в России, здесь, на Корабельной набережной в доме 21 открыл первый в России тренировочный зал додзё (интересно, это здание сейчас сохранилось?). Я с удовольствием пройдусь по этим местам, когда приеду сюда в следующий раз. И мне бы очень хотелось, чтобы это случилось в самом ближайшем будущем. Почему? Об этом я расскажу чуть позже.
Каждый раз, когда Президент Путин обращается с посланием к Федеральному Собранию, он отмечает, что самое важное для государственного развития России – это развитие Дальневосточного региона страны. Президент объявил Владивосток свободным портом и намерен по его примеру превратить в свободные порты другие портовые города. Наверное, Президент желает вернуть Владивостоку былую славу настоящего международного города.
Эта мечта Президента Путина является и моей мечтой. Господин Президент, давайте сделаем Владивосток воротами, которые соединят Евразию и Тихий океан. Сегодня Тихоокеанский регион активно эволюционирует, превращается в свободную, справедливую и открытую экономическую зону, и то, что за ним стоит обширный материк – Евразия, – наверняка придаст ещё больший импульс этому динамичному процессу. Уверен, что яркий свет, исходящий из Владивостока, породит огромный мультипликационный эффект, который осветит все уголки Тихоокеанского региона.
Господин Путин! Во время нашей недавней встречи в Сочи я отобрал и предложил Вам восемь направлений сотрудничества Японии и России. Одно из них – это градостроительство с целью создания комфортной и чистой среды, обеспечивающей удобную и активную жизнь. Не кажется ли Вам, что Владивосток является идеальной моделью для осуществления этой концепции усилиями наших двух стран?
Здесь сохранились и навевающие ностальгию дореволюционные здания, и характерный дизайн эпохи СССР, и современный дизайн, которые соседствуют с особой красотой моря и холмов. Пожалуйста, позвольте Японии принять участие в работе, которая сделает из Владивостока город, удобный для его жителей и привлекательный для туристов, сохранив при этом его красоту. Это серьёзное предложение. Давайте обязательно вместе займёмся этим.
В процессе подготовки к нынешней поездке мне попалась на глаза статистика по демографической ситуации в России, и, ознакомившись с ней, я был просто поражён: в течение 10 лет с 1976 года в стране родилось почти 23 миллиона человек, но сейчас население в возрасте от 10 до 20 лет составляет менее 14 миллионов – это те, кто родился за 10 лет с 1996 года. Эта статистика словно говорит о тех трудностях, через которые прошла Россия во второй половине 90-х.
Сейчас Россия достигла уверенного увеличения средней продолжительности жизни и прироста населения, что является редким явлением в современном мире. Из‑за большого количества детей школьного возраста у вас даже не хватает школ, и мы в Японии такому положению вещей можем только завидовать. Однако в дальнейшем численность трудоспособного населения будет заметно снижаться, из‑за этого, наверное, основная нагрузка будет падать на плечи нынешних тинейджеров.
К периоду их наибольшей трудовой активности они будут нести на себе тяжёлое бремя обеспечения медицинского обслуживания престарелых. Предвидя это, в качестве первого из восьми пунктов плана нашего сотрудничества мы предложили увеличение продолжительности здоровой жизни россиян через создание передовых лечебно-оздоровительных учреждений.
Япония имеет дело со схожими проблемами. В Японии с её низкой рождаемостью и быстро стареющим населением большая нагрузка ложится на медицинскую и пенсионную системы. Мы должны принимать все меры, чтобы пожилое поколение могло поддерживать здоровье, поэтому заботы Президента Путина, связанные с демографической ситуацией в России, являются и моими заботами. Думаю, Президент Путин призывает российских тинейджеров, чтобы они не унывали из‑за большого количества представителей старшего поколения, но ведь и японская молодёжь нуждается в точно таком же ободрении.
Правда, для этой проблемы нет быстродействующего лекарства. То, что могут делать политические руководители, – это постоянно думать о судьбе государства исходя из долгосрочной перспективы в 20–30 лет. Нам остаётся только со всем мужеством признать серьёзность этой проблемы и выработать созидательные меры, а также неустанно работать над их последовательным осуществлением. Думаю, что с этим согласится и госпожа Президент Пак Кын Хе. Может быть, будущее не станет сразу лучше, но что мы должны сделать для того, чтобы молодое поколение пришло к мысли, что, главное, стараться, и тогда всё получится. Думаю, это является нашей с вами общей и задачей, и заботой.
Уважаемые господа! Для обеспечения экономического роста есть только три средства – это обновление капитальных запасов, увеличение количества рабочей силы, а также повышение производительности труда. Моя экономическая политика, так называемая «абэномика», заключается в стимулировании экономического роста Японии через воздействие на все эти три элемента. Однако экономисты единодушно говорят, что самое важное для экономического роста – это прежде всего ожидания людей.
Основой всего является вера людей в то, что завтра будет непременно лучше, чем сегодня. Для этого, господин Путин, нам нужно прежде всего разделять прочную уверенность в тех будущих возможностях, которые могут возникнуть благодаря более тесному сотрудничеству между Японией и Россией. Отношения между экономиками наших стран не являются конкурентными, я уверен, что они идеальным образом дополняют друг друга. Давайте подумаем о таком будущем развитии, чтобы стимулировать друг друга и со стороны спроса, и со стороны предложения.
Давайте сделаем всё необходимое, чтобы народы наших стран смогли поверить в светлое будущее. Например, очень многообещающим является сотрудничество между малыми и средними предприятиями. Освоение энергоресурсов, расширение производственных возможностей, мощностей этих предприятий – это, пожалуй, наиболее яркий пример взаимовыгодного сотрудничества между двумя сторонами. Давайте, диверсифицируя российскую промышленность, поднимем её производительность и посредством этого сделаем Дальневосточный регион России экспортной базой для всего АТР. Давайте вместе инвестировать в будущее, стимулируя сотрудничество в сфере передовых технологий, а также гуманитарные обмены.
Хочу сделать новое предложение господину Путину. Давайте встречаться раз в год здесь, во Владивостоке, и вместе проверять, как реализуются восемь пунктов нашего сотрудничества. Иногда мы могли бы, придя в девственный лес тайги, среди лучей солнца, проникающих сквозь листву (тех самых, какие снимал Акира Куросава в своём фильме «Дерсу Узала»), подумать о том, какими должны быть отношения между Японией и Россией через 20–30 лет.
Хочу предложить, чтобы каждый год у нас была возможность самым основательным образом обсудить необходимые для этого вещи, отстранившись от обыденности. Думаю, что поддержка моего предложения аудиторией о многом говорит. Это наверняка покажется хорошей идеей, правда же? И для меня это будет прекрасная возможность каждый год посещать Владивосток.
Хотел бы обратиться к присутствующим здесь российским предпринимателям: при строительстве моста, по которому вы все проехали сюда, были использованы японские машины для забивки свай. Электричество в этом зале производится газовыми турбинами японского производства. Прошу всех вас начать как можно скорее накапливать опыт работы с японскими предприятиями. На японских предприятиях вы обязательно встретите рабочих, которые улучшили эффективность производственных процессов на своём заводе.
Всё сделано так, чтобы голоса с низов, требующие улучшения, были как следует услышаны управляющими и инженерами. Таким образом, закрепилась система кайдзен, то есть улучшения, которая позволяет постепенно, шаг за шагом уменьшать количество некачественной продукции. Идеи, высказываемые каждым работником на своём участке, поднимают уровень безопасности и эффективности. Это оригинальная система, которая появилась на производстве именно в Японии, где нет направленности приказов сверху вниз и нет классовых различий.
В условиях рыночной конкуренции цена определяется рынком, а не предприятиями. Что же необходимо делать, чтобы в этих условиях без ущерба качеству сохранить прибыль и победить в конкурентной борьбе? Сосредоточившись на обеспечении валовой прибыли посредством снижения издержек и опираясь на методику кайдзен, именно японские предприятия смогли убрать из производственного процесса всё лишнее.
Пожалуйста, не возражайте мне – дескать, что же в этом необычного. Ведь пока японские предприятия не продемонстрировали обратное, в мире считалось, что дешёвое и вместе с тем качественное производство в принципе невозможно. Именно на это указывает профессор Гарвардской школы бизнеса Майкл Портер. Многие страны быстро освоили описанные мною приёмы, но до России эта волна пока не дошла. Россия всё ещё не испытала той революции производственной мысли, которая происходит при тесном контакте с японскими предприятиями.
Господин Путин, на намеченном Вами пути к статусу великой промышленной державы есть уже проверенная короткая дорога. С уверенностью могу заявить, что эта дорога – это партнёрство с японскими предприятиями. Владимир, сейчас перед Вами стоит очень и очень большая задача. То, что между Японией и Россией, важными друг для друга соседними странами с безграничным потенциалом, между ними до сих пор не заключён мирный договор, нельзя назвать иначе как ненормальной ситуацией.
Мы стоим сейчас здесь, у каждого за плечами своя позиция по отношению к истории, общественное мнение и патриотические чувства народа своей страны. Как руководитель Японии я убеждён в правильности позиции Японии, так же, как и ты, Владимир, как руководитель России, убеждён в правильности позиции России. Но если продолжать в том же ключе, то мы можем вести такие дебаты ещё десятилетия. Если оставить всё как есть, без изменений, то ни я, ни ты не сможем предоставить лучшие возможности грядущим поколениям.
Владимир, мы с тобой люди одного поколения. Давай проявим смелость и возьмём на себя ответственность, давай преодолеем все трудности и оставим молодым людям следующего поколения такой мир, в котором наши две страны, Япония и Россия, раскроют свой мощный потенциал.
Давай поставим точку в этой ненормальной ситуации, которая длилась 70 лет, и вместе начнём строить новую эпоху японско-российских отношений, которая продлится следующие 70 лет. Для того чтобы раскрыть для будущего полные безграничных возможностей отношения наших двух стран, я вместе с тобой, Владимир, твёрдо намерен приложить все силы для развития японско-российских отношений.
Большое спасибо!
К.Радд: Если я всё понял, я полагаю, что Вы хотели бы, чтобы между Японией и Россией был заключён мирный договор. По‑моему, именно к этому Вы вели в конце Вашего выступления. Кроме того, господин Абэ, поздравляю Вас с тем, как выступила ваша команда на Олимпийских играх. Марио из Нинтендо выступил прекрасно. (Смех.)
Вопросы, которые затронули и Вы, и Президент Пак, и Премьер-министр Абэ, о Владивостоке и о будущем очень интересны для всех нас. В этой аудитории в основном находятся бизнесмены, инвесторы, люди, занимающиеся торговлей, те, кого интересуют будущие экономические возможности и то, как всё это можно превратить в реальность.
Я хотел бы обратить первый вопрос к нашему хозяину, Президенту Путину. Вначале о городе Владивостоке. Я разделяю энтузиазм Премьер-министра Абэ, приехав сюда в первый раз. В Австралии у нас есть залив в Сиднее – очень красивое место, одно из самых красивых мест в мире. Я провёл во Владивостоке всего 36 часов, и здесь я вижу, что у вас имеется прекрасный, очень красивый залив. Вопрос о его будущем экономическом развитии.
Господин Президент, я когда‑то жил в деревне, на ферме, и у нас были огромные расстояния, огромные пространства. Когда я смотрю на карту России… Я помню, что ребёнком смотрел на карту Советского Союза – огромное пространство на восток от Урала. Австралия – большая страна, но здесь просто огромная страна, мегаогромная страна.
Я смотрю на цифры (я просматривал цифры до того, как зашёл на эту сцену) и понимаю, что в восточной части России можно было бы разместить две Австралии, а у нас всего одна Австралия. Здесь, на российском Дальнем Востоке, как было сказано, у вас имеется население, которое соответствует населению Сингапура, и здесь возникает проблема, на которую Вы указывали. В моей стране это называется тиранией расстояний: маленькое население, огромная территория, огромные расстояния между людьми и рынками. И естественно, здесь у нас общие проблемы.
Господин Президент, я очень внимательно ознакомился с вашей стратегией по развитию Дальнего Востока, и главный вопрос состоит в том, чтобы люди приезжали сюда, жили здесь, оставались здесь и процветали. Что можно сказать о том, какие проблемы стоят перед населением, которое живёт здесь? Я прислушивался к речи господина Абэ, и мы надеемся, что будут реализованы проекты по строительству и дальнейшему развитию города Владивостока.
Какие здесь стоят основные проблемы и вопросы?
В.Путин: Прежде всего хотел бы поблагодарить и Президента Республики Корея, и Премьер-министра Японии за очень яркие, содержательные выступления. Я с удовольствием – и с удовольствием, и с интересом – вас слушал, слушал ваши предложения. Очень приятно, что Вы не только выслушали нас, но и предлагаете свои варианты сотрудничества. Без всяких сомнений, можете не сомневаться, мы на них откликнемся, будем делать всё, для того чтобы всё, о чём мы и вы говорите, было бы реализовано.
Теперь по поводу возможностей Дальнего Востока и проблем, которые здесь имеются. Действительно, трудно не согласиться с первооткрывателями этих мест, действительно шикарные, очень красивые, уникальные места. Но хочу отметить, что, конечно, мы благодарны нашим предшественникам за открытие и освоение этих мест.
Но нужно сказать, что в предыдущие многие и многие десятилетия, если не столетия, всё‑таки должного внимания развитию этих территорий не уделялось. Были предприняты попытки в прежние столетия, ещё при освоении Западной, отчасти Восточной Сибири, но до Дальнего Востока так руки и не доходили. Странно это прозвучит, но у нас практически не было даже автомобильной дороги, связывающей европейскую и дальневосточную часть нашей страны. Её просто не существовало. В 60-е годы прошлого столетия начали было её строить, но так и бросили. И вот только совсем недавно мы осуществили этот проект. Впервые эти территории оказались связанными автомобильной дорогой с европейской частью Российской Федерации. Это первое.
Второе. Собственно, город Владивосток был основан и развивался… Ну если можно сказать «развивался». Даже нельзя сказать, что он развивался, он просто существовал как военная база и закрытый город. И отсюда все проблемы, которые здесь копились десятилетиями: неразвитость инфраструктуры, отсутствие первичных источников энергии и отсутствие транспортной инфраструктуры вообще.
Всё это, конечно, сильно контрастирует с возможностями региона, в котором мы находимся. Здесь сосредоточены огромные запасы минеральных ресурсов. Ну, допустим, здесь 20 процентов ресурсов нашей нефти, примерно столько же газа, в этих водах добывается 70 процентов российской рыбы, 75 процентов лесных ресурсов сосредоточено России в целом. Здесь добывается 75 процентов российских алмазов, в Восточной Сибири, 30 процентов золота. Это объёмы, которые даже трудно себе представить.
Конечно, этого недостаточно. Нужна та же самая инфраструктура, о которой я говорил, нужна энергетика, нужны финансы, технологии и высококвалифицированная рабочая сила.
Что мы делаем для того, чтобы этот регион задышал по‑настоящему, приобрёл новое дыхание и имел бы перспективы развития? В последние годы мы предприняли целый ряд мер для реализации наших планов. В чём они заключаются и что мы делаем? Во‑первых, мы создали целую систему льготирования для бизнеса в этом регионе. Какие? Прежде всего это так называемая территория опережающего развития.
Имея в виду опыт Китая, Республики Корея, Сингапура, проанализировав этот опыт, мы предлагаем тем, кто посчитает возможным и целесообразным здесь работать, целый набор льготирования, начиная с налоговых льгот. Скажем, в первые пять лет – освобождение от налога на прибыль в федеральный бюджет, затем льготирование в региональные бюджеты (это льготы по уплате в социальные фонды, ускоренный возврат налога на добавленную стоимость, упрощение деятельности административных органов и таможенных структур). Это первое.
Второе. Мы создали, уже здесь прозвучало, такую форму, как свободный порт – сначала во Владивостоке, а потом и пять портов региона. Мы добавим сюда и другие портовые сооружения. Здесь тоже целый набор льгот, примерно таких же, как и на территориях опережающего развития. Кроме того, здесь добавляется, конечно, и более эффективная работа таможенных органов и пограничной службы.
Как я уже говорил, я вчера встречался со своими коллегами, с одной стороны, и предпринимательским сообществом, с другой стороны. Мы их услышали. Здесь тоже есть ещё замечания с их стороны, будем это все корректировать. Но во всяком случае мы создаём вот такие условия в работе портов и портовых сооружений.
Наконец, мы создали специальный фонд развития Дальнего Востока, который предоставляет достаточно длинные и относительно дешёвые финансовые ресурсы под 5 процентов годовых. Конечно, там ещё нужно добавлять, нужно финансировать сам этот фонд, нужно его докапитализировать, но первые шаги сделаны, работа начата.
Ещё одна очень существенная мера, касающаяся инфраструктуры. Мы приняли решение и уже начали субсидирование тех предпринимателей, которые самостоятельно возводят объекты инфраструктуры. Вот весь этот набор, на мой взгляд, должен позволить тем, кто хочет работать на Дальнем Востоке, делать это эффективно.
Я упоминал в своём выступлении первоначально о так называемом дальневосточном гектаре. Бесплатно будем раздавать гектар земли (здесь, как вы обратили внимание, земли достаточно), для того чтобы люди могли начать свой бизнес либо благоустраивать эту территорию.
Направлений работы, сотрудничества здесь очень много. Заделы уже есть. И сказать, что здесь вообще ничего не существует, было бы совершенно неправильно. Но вот обратите внимание, у нас ещё с советских времён (правда, это боевой раздел авиации, но всё‑таки здесь есть компетенция) в городе Комсомольске-на-Амуре выпускают известные на весь мир боевые машины Су.
Но мы понимаем, что мы не должны и не можем и не хотим ограничиваться только продажей вооружения, поэтому вместе с итальянскими и французскими главным образом партнёрами развернули строительство гражданской авиационной техники, достаточно перспективной среднемагистральный самолёт «Суперджет-100» там выпускается.
У нас традиционно здесь развивался судостроительный кластер. Буквально два дня назад я присутствовал при запуске работы и при начале, по сути говоря, создания огромного судостроительного предприятия, которое призвано будет выпускать именно гражданскую технику, специализированную, где у нас действительно есть компетенция, но которая нуждается, разумеется, в развитии. Имеется в виду морская техника гражданского назначения ледового класса, специальные суда для обслуживания буровых установок, для работы на Северном морском пути, о котором говорила госпожа Президент Республики Корея. Мы будем обустраивать этот маршрут из Европы в Азию и обратно, поскольку это самый экономически выгодный маршрут движения товаров из Азии в Европу и из Европы в Азию.
Здесь мы будем развивать космическую деятельность. Совсем недавно мы запустили в одном из регионов Дальнего Востока – в Амурской области – новый российский космодром Восточный. Первый пуск произведён, и мы будем его расширять для ракет лёгкого, среднего, а затем и тяжёлого классов. Это тоже площадка для международной совместной деятельности в области освоения космического пространства с очень большими перспективами.
 Мы создаём там не только космодром (собственно говоря, первая площадка уже создана), мы создаём целый кластер – и городок для тех, кто будет там работать, и социальную инфраструктуру.
Разумеется, здесь такие вещи традиционные, о которых я говорил, – это углеводороды, нефть, газ, это лес, рыба. Это развивалось здесь традиционно, это нужно просто переводить на более высокий уровень. Нужно заниматься не просто добычей и экспортом, а нужно заниматься переработкой, получать продукт с высокой добавленной стоимостью – это совершенно очевидно. Для этого мы, конечно, создаём ТОРы, свободный порт Владивосток и другие, для того чтобы привлечь российский и иностранный бизнес.
Но чтобы это всё эффективно работало, безусловно, нам нужны высококвалифицированные кадры. Мы с вами находимся на площадке Дальневосточного федерального университета, который был создан буквально два года назад. Мы работаем с перспективой, как я уже сказал, здесь 2,5 тысячи иностранных студентов учится, десятки преподавателей из зарубежных государств. Причём ещё в прошлом году мне говорили, что очередь стоит из желающих работать здесь из других стран, и меня это очень радует. Недостаточно, конечно, было построить такой замечательный кампус – нам нужно насыщать это учебное заведение высококвалифицированными специалистами, талантливыми молодыми людьми, с тем чтобы обеспечить растущий рынок труда.
Есть ещё один компонент, о котором нельзя забывать. Чтобы всё это было реализовано, чтобы люди хотели здесь жить, чтобы хотели здесь растить детей, чтобы чувствовали здесь будущее для своих детей – невозможно этого добиться без решения ещё одной задачи – создания не только бытовой современной среды, но и культурной среды, поэтому здесь построен музыкальный театр очень хороший. Я благодарен петербургскому Мариинскому театру – он, по сути, открыл уже здесь свой филиал. Совсем недавно прошёл первый фестиваль с огромным успехом. Было очень большое количество желающих попасть на эти концерты не только из Приморья и Владивостока, но и из других стран, прежде всего из Японии, Республики Корея, Китайской Народной Республики.
Мы намерены здесь открыть филиал петербургского Эрмитажа, Русского музея, Третьяковской галереи. Думаю, что нужно создать и собственный музей, который будет посвящён именно этому региону, не только Приморью, который интересно рассказывал бы о наших странах-соседях.
И нужно развивать науку и образование. Мы с коллегами только что были, я уже говорил об этом, во вновь открывшемся научном центре по изучению биологии моря. Традиционно у нас здесь это развивалось ещё с советских времён. Мы сделали очень серьёзный шаг, надеюсь, вперёд, создав очень хорошую базу и материальную инфраструктуру. Это будет и научный, и образовательный, и просветительский центр. Действуя по всем этим направлениям, думаю, мы обязательно добьёмся успеха.
Спасибо.
К.Радд: Большое спасибо. Вчера я гулял здесь по кампусу, и, знаете, впечатляет. Многие ректоры университетов позавидовали бы инфраструктуре, которая появилась здесь в последнее время. Кроме того, мне говорили, что здесь профессора из разных стран мира, парочка австралийских профессоров приедет сюда в следующем году.
Мне ещё интересно вот что: другие аспекты, о которых Вы говорили. Вы упоминали, например, о том, что получили выражение озабоченности от разных бизнесменов: сложности, связанные с получением виз, доступа и так далее. Я вспоминаю опыт моего друга из Гонконга. Мы входим в APEC, и использование бизнес-карты APEC не столь хорошо принимается и не столь известно, например, на пограничных пунктах в России.
Планы, о которых Вы говорили, очень впечатляют. Например, работа, основанная на изучении опыта особых экономических зон Китая, – это очень серьёзная вещь. Свободные порты – здесь опять были соответствующие китайские эксперименты.
Вы говорите о различных регионах, и я знаю, я был в Китае: они начали это в 1980-е годы, и потребовалось 20 лет, чтобы увидеть результат первоначальных инвестиций. А дальше история говорит сама за себя.
Хотел бы вот ещё что сказать Вам для дальнейших размышлений, и это результат моих разговоров с бизнесменами. Они посмотрели на планы, посмотрели на налоговые льготы в свободных портах и ТОР, но они также задают вопросы относительно долгосрочной уверенности инвесторов в том, что правила не изменятся, что в будущем будет также последовательно осуществляться та правовая база, которая есть сейчас. Задавали вопросы о бюрократии. Учитывая, что ряд бизнесменов из разных регионов задают такие вопросы, высказывают такую озабоченность.
Я хотел бы попросить Вас высказаться. Если Вы будете говорить с группами инвесторов и они прежде всего озабочены уверенностью, доверием и долгосрочной политикой, последовательностью, что Вы скажете в ответ?
В.Путин: Мы вчера только с ними об этом говорили, говорили о наших планах, которые, безусловно, являются очень продуманными, долгосрочными. Думаю, что ни у кого не должно быть сомнений в том, что мы будем всё делать для их реализации.
Мы понимаем некоторые вещи, которые являются абсолютно фундаментальными для развития бизнеса – это льготирование, конечно, на что мы пошли. Несмотря на то что мы хотели бы превратить всю территорию Российской Федерации, всех участников нашей экономической деятельности оставляя в равных условиях, в наиболее привлекательное место для развития бизнеса, мы понимаем, что здесь есть особые условия, и поэтому это требует особого отношения со стороны государства. Поэтому мы пошли на очень серьёзное льготирование.
Но мы также видим, что этого совершенно недостаточно. Государство должно прикладывать усилия для решения фундаментальных вопросов. Каких? Инфраструктура и энергетика, связь и кадры. По всем этим направлениям у нас есть именно долгосрочные планы.
Здесь напротив сидят руководители наших компаний – вот руководитель компании «Газпром», он, если потребуется, может нашим партнёрам рассказать о том, каковы планы «Газпрома» и других наших нефтегазовых компаний по развитию здесь инфраструктуры энергетики.
Мы вчера только с бизнесменами об этом говорили: разница в тарифах – это то, что убивает бизнес, не даёт ему развиваться здесь. Это и для граждан плохо, и для бизнеса плохо, поэтому у нас долгосрочные планы, на годы вперёд рассчитанные, не только на добычу газа, скажем на Сахалине, но и на развитие трубопроводного транспорта в эти дальневосточные регионы, на распределение здесь энергетики и по участникам экономической деятельности, и по домохозяйствам. Дочка [дочернее предприятие] «Газпрома» уже направила проект плана газификации в руководство Приморского края, так же будет и в других областях Дальнего Востока. Мы будем это, безусловно, реализовывать.
Мы будем реализовывать проекты, связанные с развитием инфраструктуры связи, и пойдём здесь по нескольким направлениям, имея в виду ту территорию огромную, о которой вы сказали. Первое – это космическая связь. В Хабаровске (это официальный административный центр Дальнего Востока) создан уже центр космической связи с возможностями доступа к широкополосному интернету и так далее. Это первое направление.
Второе направление – это оптоволокно. Мы, по сути, уже реализовали проект связи оптоволокном Сахалина, Магадана и Приморья. Не помню, в Магадан пришло или нет. По‑моему, уже пришёл кабель. Во всяком случае, завершены работы на берегу, сооружены станции, береговая инфраструктура и проложен кабель почти на 2 тысячи километров – 1800 километров. Всё это будет работать и создаст условия фундаментального характера не только для жизни людей, но и для развития бизнеса. Всё это имеет долгосрочный характер, внесено в наши планы и бюджетные проектировки.
К.Радд: Спасибо большое, господин Президент!
Премьер-министр Абэ, я очень внимательно выслушал Ваше выступление. Вы действительно с энтузиазмом относитесь к развитию отношений между Россией и Японией. Мы, следящие за международной обстановкой, конечно, внимательно следили за Вашим появлением в Сочи.
Сегодня Вы буквально от всего сердца говорили о необходимости мирного договора между Японией и Россией после всех этих лет. Несмотря на то что это почти было достигнуто в 1956 году, надо, наконец, это сделать. И вот в рамках того, что Вы имеете на будущее в отношениях между Россией и Японией, не могли бы Вы сказать, какую роль экономическое взаимодействие будет играть в этом? Какую роль будет играть развитие торгово-экономических, инвестиционных связей и, в частности, какую роль могли бы сыграть вот такие форумы, как этот Восточный экономический форум? Пожалуйста.
Синдзо Абэ: Итак, российский Дальний Восток очень интенсивно развивается, и я считаю, что это развитие очень положительно будет влиять на регион в целом. Что касается Восточного экономического форума, этот форум является крайне значимой площадкой, куда приезжают и где встречаются все люди, заинтересованные в развитии Дальневосточного региона России. Сегодня на этой встрече рядом со мной Президент Пак Кын Хе, а вместе с нами первые лица правительств, экономических организаций, академических учреждений из многих стран.
В последние годы в России создан ряд новых структур и институтов – Министерство по развитию Дальнего Востока, новые особые экономические зоны, свободные порты. И то, что господин Путин подчеркнул в своём выступлении о тех работах, которые проводятся в России, я считаю, что в том числе и создание новых структур и институтов является плодотворным результатом инициативы Президента Путина.
Со своей стороны, я предложил сделать Владивосток и весь Дальневосточный регион России надёжной базой экспорта на Азиатско-Тихоокеанский регион. Японские компании уже активно работают в этом направлении, и по завершении данного форума пусть ещё больше крепнет сотрудничество Японии и России. Тем самым мы сделаем ещё лучше жизнь людей этого региона, и я уверен, что это станет новой движущей силой японско-российских отношений.
К.Радд: Спасибо, господин Премьер-министр. Я обращаю внимание на то, что сейчас в Вашем правительстве назначен министр, который будет отвечать за развитие экономических отношений между Россией и Японией. В этом торгово-инвестиционном взаимодействии между двумя странами я просил бы Вас сказать подробнее, как Вы видите развитие, углубление этих отношений по конкретным секторам в предстоящие годы.
Конечно, я понимаю, что для Вас это важнейший приоритет – Вы предложили встречаться с Президентом России здесь ежегодно, после Сочи также пригласили Президента Путина посетить вас в Ямагути, в вашей префектуре (я её хорошо знаю, помню прекрасно эту часть Японии). Так вот, если посмотреть на будущее развития японско-российских торгово-инвестиционных отношений и интеграции, как Вы видите конкретно развитие этого?
Синдзо Абэ: Что касается японско-российских отношений, особенно в экономической сфере, то у нас есть огромный потенциал, который ещё не освоен, мы должны его выявить, реализовать и использовать. Это будет во благо народов как России, так и Японии, и мы вместе можем открыть новую страницу будущего. Я считаю, что это работа по открытию новых горизонтов.
В качестве начала таких совместных действий между Россией и Японией я предложу восемь направлений. Они покрывают самый широкий спектр экономической жизни обеих сторон, промышленность, а также подготовку талантливых молодых кадров, специалистов, и индустриализацию, повышение уровня во всех сферах нашей жизни.
Поэтому я специально назначил нового министра, который должен отвечать за отношения российско-японского экономического сотрудничества со стороны Японии. Он будет работать для России и для экономического развития с Россией. Тем самым я хотел бы добиться значительного и наглядного результата. Сотрудничество, партнёрство между Японией и Россией должны дать понятные результаты, которые народы обеих стран будут чувствовать и приветствовать. Думаю, это то, чего мы должны добиться.
В регионе АТР проживает почти 60 процентов населения Земли – примерно 4 миллиарда людей. В этом регионе мы должны продвигать идею свободной торговли, а также интеграции экономики. Это может стать двигателем дальнейшего роста России и Японии.
Послевоенный японский рост был обеспечен экспортом автомобилей и электротоваров именно в режиме свободной торговли. Три с половиной года тому назад я решил принять участие в процессе переговоров ТТП, мы считаем, что это очень важно.
В 2012 году Россия провела именно во Владивостоке АТЭС, именно в этом зале. Тем самым Россия показала всему миру не только привлекательность Дальневосточного региона России, но и показала свою решимость интегрировать в экономику АТР.
Я очень надеюсь и на широкое сотрудничество между Россией и Южной Кореей, для того чтобы потом мы все вместе могли стать участниками Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли. Спасибо.
К.Радд: Спасибо, господин Премьер-министр. Президент Путин, Вы слышали, что Премьер-министр Абэ говорил о том, что страстно желает развивать российско-японские экономические отношения. С точки зрения Москвы, с точки зрения ваших экономических перспектив как Вы рассматриваете стратегическое значение этого взаимодействия?
Я видел Ваше [обращаясь к В.Путину] интервью, которое Вы дали буквально на днях. Вы сказали, что Россия не торгует территориями за экономическое сотрудничество. Вы это сказали весьма чётко, откровенно, имея в виду нынешнее обсуждение между двумя странами относительно Южных Курил, северных территорий. Но если посмотреть через магический кристалл на пять лет вперёд, то каким Вы видите формат японско-российских экономических отношений?
В.Путин: Магический кристалл – это наши национальные интересы. Синдзо, с которым у нас очень добрые, очень добрые и доверительные отношения сложились, сказал, что у нас своё видение, у японской стороны – своё видение, и каждый из нас смотрит через призму своих национальных интересов на эту проблему. Но все мы едины в одном: проблему нужно решить.
Поиск решения является очень сложным – не мы же создали эту проблему. В 1956 году уже был подписан договор между Советским Союзом и Японией, который полностью закрывал эту проблему. Он был не только подписан, но и ратифицирован Верховным советом СССР и парламентом Японии. Но потом наши японские партнёры приняли решение его не реализовывать, а затем и Советский Союз заморозил это решение.
Некоторое время назад мы по просьбе наших японских друзей вернулись к рассмотрению проблемы и готовы её рассматривать. Для того чтобы мы её решили, нам, конечно, нужен высокий уровень доверия. Нужна такая формула, я сейчас повторю то, что сказал в интервью Bloomberg, чтобы ни одна из сторон не чувствовала себя проигравшей. Это сложное решение, но его можно найти.
То, что предложил Премьер-министр Японии, а именно вот эти восемь направлений сотрудничества между Россией и Японией, я считаю, что это единственно правильный путь. Мы естественные партнёры с Японией, абсолютно естественные партнёры в развитии торгово-экономических связей и в решении вопросов безопасности в регионе, и мы это с ним прекрасно понимаем. Но, повторяю, нужно найти такой способ решения вопросов, который бы не разрушал наши отношения, а создавал прочную основу для развития этих отношений на длительную историческую перспективу. А для того чтобы этого добиться, нужно, ещё раз хочу сказать, чтобы при решении этих проблем ни одна из сторон не чувствовала себя ущемлённой и проигравшей.
В истории немного примеров такого подхода и такого решения, но я очень надеюсь на то, что мы сможем дать такой пример. Мы этого хотим, мы знаем, что японская сторона этого хочет, министры иностранных дел активно работают над этим, мы их будем с политического уровня поддерживать, и, конечно, вот как Синдзо сказал, мы готовы к каким‑то решительным шагам. Но все решительные шаги тоже должны быть хорошо подготовлены.
Уже сегодня, совершенно очевидно, нельзя упускать тех возможностей, которые есть, а они точно есть между нами. Скажем, на Сахалине работают два крупных проекта – «Сахалин-1» и «Сахалин-2». 70 процентов продукта там идёт в Японию. Мы сейчас рассматриваем возможность сделать энергомост. Разве японская экономика в этом не заинтересована? Конечно. И мы заинтересованы. Японцы сейчас приняли решение производить во Владивостоке автомобильные двигатели. Японская компания не сделала бы это в ущерб себе. И мы заинтересованы в развитии нашей автомобильной промышленности. Причём японские наши друзья и коллеги идут на глубокую степень локализации – им это на пользу и нам тоже, соответствует полностью тем планам, которые у нас есть.
Мы сегодня были в новом научном центре по изучению биологии моря, и там уже были японские учёные, принимали участие в дискуссии. И из Республики Корея были, и будут приезжать дальше – и студенты будут приезжать, и представители науки и высшей школы.
Разве мы в этом не заинтересованы? Нам прошлое не должно мешать идти вперёд. Но, конечно, мы должны думать и думаем над тем, как избавиться от проблем, которые не дают нам идти так быстро, как бы нам хотелось. Надеюсь, что мы эти проблемы решим.
К.Радд: Президент Пак, спасибо Вам за Ваше уверенное лидерство в Корейской Республике в последние годы, когда Вы сталкивались с немалыми внешними вызовами. В Вашем выступлении Вы говорили о проблемах, которые связаны с северокорейской ядерной программой, и по этим вопросам, я уверен, Вам очень сочувствуют и с симпатией относятся многие в мире.
Вы говорили о важности геополитической стабильности и безопасности для экономического роста в регионе в целом. Я очень ценю Вашу позицию. Интересно, что Вы думаете по поводу проблем безопасности и региональной стабильности в Восточной Азии? Расскажите о тех усилиях, которые Вы предпринимаете, чтобы ответить на эти вызовы в рамках внешней политики Республики Корея.
Пожалуйста, Президент Пак.
Пак Кын Хе: У меня всегда вызывает сожаление, что у этого региона очень большой потенциал развития, но есть много причин, которые являются препятствием, и этот потенциал не реализуется. Если учитывать население и территорию этого региона (она составляет 25 процентов мира, а в плане экономики – более 20 процентов, это очень большой потенциал региона), если учитывать такой потенциал и высокую взаимозависимость государств, думаю, что для того чтобы реализовывать потенциал развития, необходима активизация экономического сотрудничества.
И, конечно же, для активизации такого экономического сотрудничества предпосылкой является мир и стабильность в регионе. Но сейчас в Северо-Восточной Азии препятствием реализации потенциала являются два барьера. Первый из них – это угроза безопасности, вызванная разработкой ядерного и ракетного потенциала Северной Кореи. Это вызывает дилемму, а также может быть угрозой близлежащим государствам и привести к военной и оборонной нестабильности и конфронтации.
Вторым барьером хотела бы назвать следующее. Такая ситуация, что в регионе усугубляется взаимная зависимость экономики. Так, из‑за наличия исторических, территориальных споров обостряются конфликты в сфере политики и безопасности. С одной стороны, экономическая зависимость становится выше, но и увеличиваются, обостряются конфликты на основе вышеназванных пунктов, и мы называем такую ситуацию азиатским парадоксом.
Прежде всего для решения северокорейской ядерной проблемы и других проблем мы считаем очень важным содействие и консолидацию сил международного сообщества.
Сейчас осуществляются санкции в рамках ООН, и корейское правительство при тесном содействии с заинтересованными странами в шестисторонних переговорах по ядерной проблеме оказывает давление, пытается убедить Пхеньян, прилагает усилия для возвращения к диалогу и разрешения этой долгой ядерной проблемы.
Но даже в таких условиях попыток выйти на диалог Северная Корея продолжает развивать свой ядерный вопрос и заявляет о себе как о ядерной державе. Таким образом, северокорейская ядерная проблема стала реальной угрозой. Поэтому необходима чёткая реализация резолюции Совбеза ООН 2270, для того чтобы у Северной Кореи не было другой альтернативы, кроме отказа от такой ядерной программы. Нам необходимо сделать так, чтобы Северная Корея решила вернуться к столу переговоров для будущего развития своего государства.
Ещё один связанный с азиатским парадоксом вопрос. Для его решения важно преодолеть недоверие, наладить коммуникацию и укрепить доверие. В этом контексте правительство Республики Корея продвигает концепцию мира и сотрудничества в Северо-Восточной Азии. Эта концепция не продвигается так активно из‑за вопроса Северной Кореи, но возможно продвигать эту концепцию и в дальнейшем присоединить к этой концепции и Северную Корею.
Если мы будем делать этот подход, начиная со сложных вопросов, будет сложно наладить доверие. Поэтому можем начать с таких сфер, как реагирование на чрезвычайные ситуации, охрана окружающей среды и другие, для того чтобы наладить сотрудничество и диалог между странами, а в дальнейшем, накопив доверие на основе этих сфер, сформировать основы для процветания и в перспективе создать площадку для общения на высшем уровне, для продвижения и наполнения содержанием нашего сотрудничества, для того чтобы укреплять взаимное доверие и создавать условия для мира в Северо-Восточной Азии, для того чтобы устранить факторы беспокойства в вопросе безопасности в Северо-Восточной Азии, стоит управлять конфликтами как в двусторонних, так и многосторонних форматах. Поэтому Республика Южная Корея вместе с Россией, Японией, США, Китаем и другими соседними странами прилагает усилия для укрепления модели многостороннего сотрудничества, в том числе трёхстороннего формата Корея–Япония–Китай. Мы прилагаем такие усилия и надеемся, что мы будем продолжать общение с этими странами – Корея, Китай, Россия.
Корея–Россия–Япония – это также возможные модели формата нашего совместного сотрудничества. Корейская евразийская инициатива, а также формирование большого евразийского партнёрства по предложению Президента Путина ориентированы на создание мирного и процветающего континента Евразии. То есть цель у этих инициатив одна, поэтому можно добиться эффекта синергии. Это сначала активизация сотрудничества с той сферы, где сравнительно легко достичь каких‑то видимых результатов не только по обеспечению мира и стабильности в регионе, но и оживлению экономики в целом. Поэтому надеюсь, что нынешний Восточный экономический форум станет важной площадкой для совместной реализации таких видений.
В результате для того, чтобы достичь таких целей, прежде всего нужно разрешить северокорейскую проблему. Только при решении этого вопроса можно говорить о новой эре – эре мира и совместного процветания Евразии, поэтому мы должны придерживаться принципа строгого недопущения обладания Северной Кореей ядерным оружием и более активно прилагать усилия для этого на Корейском полуострове.
Обращаюсь к России, ко всем участникам форума и надеюсь на ваше содействие и поддержку.
К.Радд: Спасибо большое, госпожа Президент. Думаю, все представители международного сообщества будут хвалить усилия России, США и других членов Совета Безопасности ООН в связи с принятием резолюции 2270 и введением соответствующих санкций. Я вернусь к этому вопросу позже.
Господин Президент Путин, если я могу развить наблюдения, которые сделаны госпожой Пак… Россия является глобальной державой, Россия является евразийской державой. Мы здесь как раз в столице Дальнего Востока России – Владивостоке. Премьер-министр Абэ говорил, что российский Тихоокеанский флот здесь базируется, военно-морские учения идут в настоящий момент, если я правильно понимаю, с Китаем.
Конечно, мы находимся в таком регионе, где есть очень длинный перечень двусторонних озабоченностей по возможным угрозам. И во всём Западно-Тихоокеанском регионе у нас много неразрешённых территориальных споров. Поэтому Ваши мысли, господин Президент, в отношении вопроса Северной Кореи и ядерной программы Северной Кореи? Каким образом мы можем прийти к тому, чтобы резолюция ООН соблюдалась со стороны правительства, властей Пхеньяна? И шире, каковы Ваши мысли по этому вопросу? Принимая во внимание состояние, в котором находится регион, возможно ли нам развивать сотрудничество и дальше, для того чтобы лучше обеспечить безопасность Восточной Азии и Западно-Тихоокеанского региона, привлекая Китай, Россию, все государства, все страны, представленные здесь, а также американцев, Индию, Китай?
Они являются представителями Восточноазиатского саммита. У него большой мандат в отношении углубления сотрудничества в области безопасности. Можем ли мы со временем сделать его более всеобъемлющим и комплексным, для того чтобы прийти к концепции общей безопасности в этом регионе мира? Господин Президент, я буду признателен, если Вы поделитесь своими соображениями.
В.Путин: Конечно, и с общечеловеческой точки зрения, и с точки зрения ведения бизнеса вопросы безопасности всегда были, являются и всегда будут ключевыми. Что касается того региона, в котором мы находимся, он не исключение, и для этого региона, который очень серьёзно пострадал в предыдущие десятилетия от глобальных катастроф военного характера. Это очень важно и актуально.
То, о чём говорила госпожа Президент, нас тоже очень беспокоит. У России принципиальная позиция по этому вопросу. Мы категорически против распространения оружия массового уничтожения по планете и призываем Северную Корею придерживаться принятых международным сообществом и на уровне Организации Объединённых Наций решений. Вместе с тем мы считаем, действовать нужно очень аккуратно, с тем чтобы не провоцировать северокорейское руководство на какие‑то действия по защите национальной безопасности.
Нужно вернуть ситуацию в переговорное русло, и мы всячески будем убеждать в этом северокорейских партнёров. Госпожа Президент знает, что у нас сохранились определённые каналы связи с Северной Кореей (КНДР) и мы, безусловно, будем их использовать для того, чтобы ситуация вышла из того острого противостояния, в котором она сейчас находится. Мне думается, что любые действия, которые бы провоцировали дальнейшее обострение, являются контрпродуктивными.
Но, безусловно, я закончу эту часть своего ответа тем, с чего начал: мы категорически против любых расширений оружейной ядерной деятельности и распространения ядерного оружия. В этом смысле у нас общая позиция и с Соединёнными Штатами, и с Китайской Народной Республикой, и с Японией, и с Республикой Корея. Мы должны понять, что запрос на мирное сосуществование, запрос людей, которые живут в этом регионе, на мирную жизнь и расширение горизонтов сотрудничества очень большой. И он нам достался, так же как и проблемы прошлого.
Вот Вы сейчас говорили о проблеме островов, о мирном договоре с Японией, но этот запрос на восстановление отношений, дружбы, доверия, сотрудничества нам тоже достался из прошлого. Вы знаете, я сейчас вспомнил одну вещь. Я говорил о том, что мы недавно, несколько лет назад, возобновили переговоры с Японией по мирному договору. Инициатором возобновления этих переговоров был прежний Премьер-министр Японии господин Мори.
Вот любопытная история. Его отец воевал в годы Второй мировой войны и оказался в российском плену, а после возвращения из плена стал мэром небольшого городка и возглавил общество японо-советской дружбы, а перед смертью завещал похоронить его в России. И мы вместе с Премьер-министром Японии, когда он был Премьер-министром Японии, господином Мори ездили на кладбище его отца в один из регионов Сибири Российской Федерации.
Вот это о чём говорит? Это говорит о том, что люди, которые прошли через тяжелейшие испытания войной, завещали нам дружбу, сотрудничество и открытость в отношении друг друга. В этом они, которые так пострадали в период тяжёлых военных испытаний, видели залог успеха в будущем и для своих детей, и для своих внуков, для будущих поколений. Конечно, мы не можем игнорировать то, что мы знаем о прошлом, и не можем игнорировать тот позитивный посыл, тот наказ, который дают нам наши отцы, наши деды, прошедшие через тяжелейшие испытания войны.
Что касается Корейского полуострова – то же самое. Корейский народ прошёл через тяжелейшие испытания. Ещё не хватало, чтобы возник какой‑то межкорейский кризис, закончившийся глобальной катастрофой. Мы должны сделать всё, чтобы не допустить подобного развития событий.
Но нужно предпринимать усилия и для развития сотрудничества там, где можно. Госпожа Президент говорила о наших трёхсторонних планах, они большие достаточно для этого региона. Это развитие транспортной (железнодорожной) инфраструктуры, развитие совместных проектов в области энергетики. Считаю, что нужно сделать всё, чтобы вернуться к этим совместным проектам.
К.Радд: Спасибо большое, господин Президент. Вы напомнили нам всем о тех уроках, которые были вынесены из последней мировой войны, и как от этого страдали страны и семьи в этих странах. Конечно, вы в России знаете о масштабе человеческих потерь, но опять же, обращая наш взгляд в будущее… Россия является глобальной державой, и когда мы думаем, каким образом Россия будет смотреть на будущие глобальные отношения, конечно, мы приходим к вопросу об отношениях с США. США, конечно, были сильным союзником России во время войны, и, конечно, мы видели, что отношения после этого были то вниз, то вверх между Российской Федерацией и США – как американские горки.
Возвращаясь к будущему. Мы говорим о предстоящих президентских выборах в США. Теперь я проживаю в Нью-Йорке и каждый день вижу, как это происходит, во всём многообразии. Такая яркая картина – кандидат Трамп и кандидат Клинтон. Даже для нас, австралийцев, это достаточно сильное зрелище. Но когда мы посмотрим на результаты выборов…
Опять же, давайте посмотрим в этот магический кристалл, давайте представим на секунду, что Хиллари Клинтон будет следующим президентом Соединённых Штатов. Перед нами магический кристалл. Основываясь на принципах национальной безопасности, о которых Вы до этого мне напомнили: какими, как Вы полагаете, могут быть будущие стратегические отношения между обеими странами, если Хиллари станет президентом? И что, Вы думаете, можно будет сделать?Прошу Вас, господин Президент, буду признателен Вам, если Вы выразите Ваши взгляды.
В.Путин: К сожалению, у нас отношения находятся в достаточно замороженном состоянии, полагаю, не по нашей вине. Я уже много раз на этот счёт говорил, не думаю, что мы должны утомлять такую большую и представительную аудиторию деталями и предысторией. Но во всяком случае после известных событий начала 90-х годов, после образования современной России, устремлённой в будущее, стремящейся строить демократическое общество и рыночную экономику… Вот господин Чубайс здесь присутствует, он был одним из авторов всех тех мероприятий, которые происходили в то время, и они критикуются, с одной стороны, очень интенсивно.
С другой стороны, надо всем признать, что были заложены основы развития демократии, рыночной экономики. Думаю, что при всех сложностях, проблемах и издержках всё‑таки то поколение политиков эту задачу, поставив перед собой, решило. И да, мы, конечно, рассчитывали, что такая открытость вызовет такую же ответную реакцию со стороны наших партнёров. Ничего подобного, они посмотрели в этот самый «кристалл» своих национальных интересов и поняли это по‑своему. А как они поняли?
Советский Союз развалился, теперь надо дожать Россию. И гуманитарную помощь поставлять – хорошо, но поддержать сепаратистов на Северном Кавказе – это тоже хорошо, потому что это делает руководство России более податливым в решении других вопросов, может быть, более важных для наших партнёров, уже глобального характера. Решать вопросы, скажем, югославского кризиса без тогдашнего главы Российского государства господина Ельцина, которого все считали близким партнёром, – можно, потому что это соответствует чьим‑то интересам, и наплевать, что это не соответствует интересам Российской Федерации. И так далее.
Можно расширять НАТО на восток несколькими итерациями несмотря на явно негативное отношение России под известным популистским лозунгом о том, что каждая страна вправе сама определять систему своей безопасности. Всё это так. Но безопасность должна быть глобальной. И только тогда она может быть надёжной.
Можно выйти из договора по противоракетной обороне в одностороннем порядке и развивать эту систему под предлогом иранской ядерной угрозы, а когда иранская ядерная угроза прекратила существование, можно сделать вид, что мы про всё забыли, и, не обращая ни на что внимания, развивать эту систему дальше. Если такая логика будет продолжаться, тогда не думаю, что наступит какая‑то оттепель.
А если наши партнёры всё‑таки согласятся с другой логикой – логикой учёта взаимных интересов, уважительного отношения к интересам друг друга, то тогда изменится принципиально и наше отношение. Мы не были инициаторами охлаждения этих отношений, мы в любую секунду готовы в полномасштабном объёме развернуть наше сотрудничество. Но это зависит не только от нас, это зависит от того, как захотят строить отношения с Россией будущие руководители американской администрации.
К.Радд: Благодарю Вас, господин Президент. У нас остаётся 10–15 минут, и я хотел бы ещё спросить Вас о том, о чём уже было упомянуто. Об этом говорилось много на Санкт-Петербургском экономическом форуме. Там речь шла о многих вопросах, и один из них – это вопрос о продолжающихся западных, американских санкциях. Уже два с половиной года, как они были введены.
Видите ли Вы возможность каких‑то политических, экономических прорывов в отношениях с Америкой и Евросоюзом? Каковы Ваши мысли по этому вопросу и по реализации минских соглашений? Это очень интересный вопрос. Россия является глобальной державой, и она играет очень активную роль в этих вопросах.
В.Путин: Я предполагал, что мы будем дискутировать по экономическим проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, но, видимо, без этого не обойтись. Давайте тоже два слова об этом скажем. Украинский кризис возник не по нашей вине. Не мы поддержали государственный антиконституционный переворот на Украине, мы не провоцировали реакцию части населения страны на эти действия.
А это привело к тому, что Крым захотел быть в составе Российской Федерации, а Донбасс – это Донецк и Луганск – начали противиться режиму, который сразу после переворота хотел утвердить свою власть и на этих территориях. Ситуация постепенно деградировала. Я вам могу сказать только одно: что касается Крыма, народ Крыма решение принял, проголосовал. Вопрос исторически закрыт, возврата к прежней системе не существует, вообще никакого.
Что касается урегулирования на юго-востоке Украины, то, на мой взгляд, и здесь я полностью согласен с участниками этого процесса, прежде всего с участниками нормандского процесса, да и с позицией Соединённых Штатов: нет никакой другой альтернативы, кроме исполнения минских соглашений. Там всё написано чёрным по белому. К концу 2015 года должны были быть приняты изменения в конституцию Украины. Они не приняты. Должен был быть введён в действие закон об особом статусе управления на этих территориях. Он не введён. Должен был быть принят и подписан президентом закон об амнистии. Он принят Радой, но не подписан президентом. Нужно было принять закон о муниципальных выборах. Он пока не принят.
Сейчас не буду здесь усугублять и обострять ситуацию, но скажу только одно: мы считаем, что нужно выполнять минские соглашения в полном объёме без всяких рестрикций, без всяких ограничений и подмены понятий. И мы будем искренне к этому стремиться. Мы одни сделать это не в состоянии, это должны делать вместе с нами и участники нормандского формата, и Соединённые Штаты Америки, потому что только они имеют реальное влияние на сегодняшние киевские власти. Но, разумеется, без политической воли руководства Украины это тоже сделать невозможно, и в конечном итоге всё зависит от них.
К.Радд: Мы подходим к концу наших обсуждений, господин Президент, госпожа Президент, господин Премьер-министр. Господин Путин, Вы напомнили нам, что мы в основном собрались здесь, чтобы говорить об инвестициях, экономике, а геополитика присутствует всегда, она играет определённую роль.
Все три участника нашей встречи собираются в Китай. Встреча «большой двадцатки» проходит в момент, когда в течение целого десятилетия мы наблюдали низкие темпы экономического роста. Восстановление после финансового кризиса 2008–2009 годов идёт медленно. Китайцы создали свою повестку для конференции, они говорят о «четырёх глазах», об инновациях, об усилении и активизации экономической ситуации, они говорят о новом поколении связанности, о создании новых транспортных узлов, о телекоммуникациях, они говорят о включённости, о необходимости эксклюзивного подхода, что соответствует повестке «2030», для того чтобы вывести огромное количество людей на всей планете из состояния бедности.
Мы видим, что опять необходимо запустить экономический рост, и я хотел бы задать заключительный вопрос. Каковы Ваши ожидания от встречи в Ханчжоу? Что бы Вы хотели видеть, какие идеи со стороны ваших коллег по «большой двадцатке»? Что бы Вы хотели сделать для того, чтобы глобальная экономика закрутилась с более высокой скоростью?
В.Путин: Я бы обратил внимание на два момента, которые представляют наибольший интерес и полностью соответствуют повестке для нас, для России (и, кстати, для Дальневосточного региона). Они, собственно говоря, и сформулированы соответствующим образом нашими китайскими друзьями.
Первое – это инновационное развитие. Мы говорим об этом постоянно, мы говорили ещё на «двадцатке», когда она проходила в России, и считаем это чрезвычайно важным. Мы находимся в регионе, который чрезвычайно богат минеральными ресурсами, но будущее нашей экономики в целом и этого региона в частности – за высокими технологиями. Это современная цифровая экономика – в этом будущее. Я неслучайно упомянул о тех заделах, которые были сделаны раньше в авиастроении, судостроении и которые мы сейчас развиваем и в авиации, в космосе, в науке и инновациях. Вот это первая часть, которая нас будет интересовать.
И вторая – это международная финансовая архитектура. Да, конечно, совсем недавно мы видели расширение по квотам для развивающихся экономик в МВФ, но полагаем, что этого недостаточно, имея в виду растущий вес развивающихся экономик, и необходимы будут следующие шаги. Конечно, мы будем говорить о том, о чём здесь говорили и Премьер-министр, и госпожа Президент Республики Корея, – о снятии барьеров в торговле.
За последнее время, за последние годы в развитых экономиках объём барьеров в торговле вырос на 10 процентов – это факт, а нужно, наоборот, снижать эти барьеры. В рамках АТЭС мы это обсуждаем постоянно, предпринимаем какие‑то шаги. Полностью согласен с госпожой Президентом: нам нужно, конечно, стремиться к расширению пространства экономической свободы и думать и о свободных экономических зонах, и о других формах сотрудничества. Всё это, безусловно, представляет для нас очень большой интерес.
К.Радд: Спасибо большое, Президент Путин, за то, что мы, представители региона, смогли собраться здесь, на Восточном экономическом форуме. Спасибо, Президент Пак, за Ваш вклад в дискуссию по региональному сотрудничеству, по безопасности. И Премьер-министр Абэ – Вы уже стали знатоком Владивостока, его улиц, его географии.
Когда мы вернёмся во Владивосток, думаю, Премьер-министр Абэ сможет провести экскурсию по городу для желающих. Те, кто хочет записаться на экскурсию Абэ по Владивостоку, прошу вас, становитесь в очередь. Экскурсоводом будет Марио – известный «специалист» из Италии по игре «Нинтендо».
Ну что ж, лидеры отправляются в Ханчжоу, давайте пожелаем им успеха. У них общие интересы в устойчивом сбалансированном экономическом росте. Они также будут заниматься дальнейшим развитием экономики этого важнейшего региона – российского Дальнего Востока. Спасибо!
В.Путин: Господин Радд, спасибо вам большое за участие в нашей работе и за то, как Вы интеллигентно и профессионально это делали. Спасибо вам большое!

Популярные статьи

04 Апрель 2017

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова журналу «Национальный...

Вопрос: Я хотел бы начать с вопроса о Вашей предстоящей встрече с Государственным секретарем США Р.Тиллерсоном: как сообщалось в СМИ, она может состояться...
08 Февраль 2017

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы...

Вопрос: Какие существуют способы повлиять на нынешнюю ситуацию в Донбассе? Может быть, реформирование миссии ОБСЕ? Сегодня в ходе беседы Президента России...
22 Февраль 2017

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных...

Завершается работа в Германии: полтора дня в Бонне и два дня в Мюнхене. В Бонне состоялась встреча министров иностранных дел «Группы двадцати», в Мюнхене...
Телефон для экстренных случаев - угроза жизни, здоровью и безопасности граждан России в Индии +91-81-3030-0551
Адрес:
Shantipath, Chanakyapuri,
New Delhi - 110021
Телефоны:
(91-11) 2611-0640/41/42;
(91-11) 2687 38 02;
(91-11) 2687 37 99
Электронная почта:
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.