Выступление и ответы С.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам председательства России в Совете Безопасности ООН

05 Октябрь 2015

Уважаемые дамы и господа,

Вчера завершилось председательство России в Совете Безопасности ООН. В этот раз оно совпало с 70-летним юбилеем ООН и соответствующими мероприятиями на высшем уровне. Убеждены, что ООН доказала свою эффективность в качестве действенного инструмента урегулирования конфликтов, реагирования на глобальные вызовы, сопряжения и координации позиций различных государств и их объединений. Россия, один из основателей ООН, является постоянным членом Совета Безопасности. Мы ответственно подошли к исполнению председательских функций, стремились последовательно продвигать позитивную повестку дня, выстраиванию коллективных шагов на основе принципов Устава ООН. Наше председательство проходило на фоне дальнейшей деградации ситуации на Ближнем Востоке и Севере Африки, всплеска там терроризма и экстремизма, включая деятельность «Исламского государства». Еще год назад в связи с этими тенденциями мы предложили провести комплексный анализ обстановки в регионе с упором на взаимосвязь между урегулированием разворачивающихся на его территории конфликтов и борьбой с террористической угрозой. На основании этой инициативы мы провели вчера министерское заседание СБ. В ходе обсуждения мы услышали разные точки зрения – вы наверняка имели возможность следить за ходом дискуссии, – но в одном мы все едины: угроза терроризма уже «у наших дверей» и угрожает не только региону, но и странам, которые с ним соприкасаются, и тем, кто расположен достаточно далеко от Ближнего Востока и Севера Африки. В этом контексте, мне кажется, многие с интересом и позитивно восприняли инициативу Президента России В.В.Путина о необходимости создания широкого антитеррористического фронта, опирающегося на нормы международного права и положения Устава ООН и действующего с согласия и в тесной координации с государствами региона, несущими основную нагрузку в противостоянии террористам и экстремистам. Вчера мы представили членам Совета Безопасности проект резолюции, которая, как нам кажется, сможет послужить основой для дальнейших дискуссий с тем, чтобы сформировать общее понимание в отношении подходов к антитеррористической борьбе. Рассчитываем, что испанское председательство в этом месяце организует работу над этим проектом. В сентябре особое внимание уделялось поразившему пространство Ближнего Востока и Северной Африки и напрямую затронувшему Европу миграционному кризису. По инициативе стран Евросоюза обсуждается проект резолюции, которая позволит принять первые меры по нейтрализации этих угроз и рисков, этого серьёзнейшего вызова. Удовлетворены тем, что проект резолюции в нынешнем виде, после многих переговорных раундов приобрёл правильный, на наш взгляд, вид. Он выстроен в русле уважения международного права и его формулировки исключают расширительное толкование мандата, содержащегося в этом проекте резолюции. Надеюсь, что и остальные члены СБ ООН, у которых ещё остаются вопросы по другим разделам этого документа, смогут согласовать их с соавторами, и мы примем эту резолюцию в обозримом будущем. Велась активная работа по сирийскому «химическому» досье – в практическую плоскость перешло создание Совместного механизма ОЗХО и ООН по расследованию фактов применения токсичных веществ в качестве химоружия в Сирии. Мы добиваемся распространения действия этого механизма и на территорию Ирака, где уже есть несколько подтверждённых фактов применения «Исламским государством» и прочими террористами отравляющих химических веществ. Мы провели отдельное заседание Совета Безопасности по гуманитарным последствиям сирийского кризиса. Рассматривали ситуацию и в других странах региона, прежде всего, в Йемене. Несколько раз проходила дискуссия по этой проблеме. Мы все в СБ едины в вопросе необходимости немедленного прекращения боевых действий, безальтернативности политического урегулирования кризиса через инклюзивный национальный диалог при посредничестве ООН. 4 сентября мы приняли заявление с осуждением терактов в Сане 2 сентября, а также убийства двух сотрудников МККК. К сожалению, не удалось согласовать инициированное Россией 21 сентября заявление в связи с эскалацией насилия и увеличением разрушений в результате авианалетов на жилые кварталы в ряде населенных пунктов. Принята резолюция, продлившая на один год мандат Миссии ООН в Либерии, где обстановка стабилизируется. У нас есть общее понимание, что будем вести дело к поэтапному сокращению численности этой миссии и эвентуальному завершению ее деятельности. Принята резолюция, которая продлила мандат Миссии ООН по поддержке в Ливии. В документе подтверждается, что нынешняя ситуация в стране, которая характеризуется расколом между двумя противоборствующими лагерями и расширением захваченных ИГИЛ территорий, требует более решительных усилий международного сообщества по нахождению политико-дипломатических развязок кризиса. Активно поддерживаем Спецпредставителя Генсекретаря Б.Леона и надеемся, что его шаги по налаживанию политического процесса увенчаются успехом. Обсуждались вопросы отношений между Суданом и Южным Суданом и положение дел в суданском районе Абьей. Все отмечали, что перспективы нормализации обстановки в Южном Судане дают надежду на дальнейшие позитивные подвижки в межсуданском урегулировании и в решении проблемы Абьея. Ряд членов Совета приветствовал активные усилия России по содействию этим процессам. В сентябре впервые в Москве прошли трехсторонние консультации с участием министров иностранных дел Судана и Южного Судана по урегулированию отношений между двумя этими странами. Мы предприняли эту посредническую миссию в поддержку усилий, осуществляемых Африканским союзом и его специальными посредниками. Состоялось расширенное заседание по Афганистану, в ходе которого отмечен беспрецедентный всплеск террористической активности и стабильно высокая статистика жертв среди мирного населения в результате боевых действий. Убеждены, и с этим согласны все члены СБ ООН, что перспективы мирного урегулирования афганского конфликта остаются, к сожалению, неопределенными. Обеспокоены напряженной ситуацией на афгано-таджикской и афгано-туркменской границах, где проявляют активность различные группировки боевиков, включая ИГИЛ, а также продолжающимся ростом наркопроизводства и наркотрафика с территории Афганистана. Попутно замечу, что во многом схожие озабоченности были выражены в ходе закрытого заседания, посвященного обсуждению проблематики деятельности Регионального центра ООН по превентивной дипломатии для Центральной Азии. Вопросов на повестке дня Совбеза меньше не становится. Мне кажется, сентябрь прошел живо, заинтересованно. По крайней мере, мы лучше понимаем друг друга, прежде всего в том, что касается террористической угрозы на Ближнем Востоке и Севере Африки. Рассчитываем, что испанские коллеги, которые возглавили Совет Безопасности на текущий месяц, продолжат обсуждение этих проблем с прицелом на выход на новые договорённости. Спасибо. Готов ответить на ваши вопросы. Вопрос: От имени ассоциации корреспондентов ООН разрешите поблагодарить Вас за эту пресс-конференцию, которая сейчас так нужна. Вы сказали о проекте резолюции, в которой, по сути, говорится, что государства, подвергающиеся атакам террористов должны быть частью антитеррористической коалиции. Думаете ли вы, что у этой резолюции есть шанс быть выдвинутой на голосование в ближайшее время? С.В.Лавров: В дипломатическом процессе много резолюций, которые изначально инициировались и казались нереалистичными, но я не знаю, как можно спорить с очень простым предложением. Если государство является объектом террористической атаки, то как можно оставлять его в стороне от коллективных усилий по её пресечению? Это, во-первых, противоречит международному праву и принципам Устава ООН, а во-вторых, это непрактично. Чисто с прагматической точки зрения, те, на кого нападают и кто защищается (если вы хотите бороться с теми же боевиками, кто осуществили это нападение), должны сотрудничать со всеми, кто им противостоит. Вопрос: Я хотел бы задать вопрос о Палестине. Готова ли Россия в ближайшем будущем внести свой вклад в создание палестинского государства с учетом позиции России по ситуации, складывающейся в регионе? С.В.Лавров: Вы так спрашиваете, будто Россия – единственная, кто не добивается двухгосударственного решения. Это наша последовательная позиция. Наша страна ещё со времен СССР, в конце 1980-х гг. признала государство Палестина. Эта наша позиция неизменна. Думаю, ни у кого нет сомнений, что не по вине России эта проблема находится в тупике. Мы только что встречались с министрами иностранных дел Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Я встречался и с руководителями ЛАГ, Генеральным секретарём этой организации – все они в один голос выражают особую признательность за последовательную, неизменную позицию России по палестинской проблеме. Вопрос: Американская коалиция утверждает, что борется с ИГИЛ. Вы говорите, что Россия наносит авиаудары по террористам. Какие конкретно группировки в Сирии, помимо ИГИЛ, Вы считаете террористами? С.В.Лавров: Тот, кто выглядит, действует, воюет как террорист – террорист. Напомню, что мы всегда говорили, что будем бороться с «Исламским государством» и другими группировками. Такую же позицию занимают США. Представители командования коалиции всегда говорили, что их мишень – ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусра» и другие террористические группировки. В целом, это и наша позиция. В этом вопросе мы едины. Вопрос: Можете ли Вы подтвердить, что Россия полностью координирует свои военные действия в Сирии по борьбе с терроризмом с западной коалицией? Планирует ли Россия занять ведущую роль в этой борьбе? С.В.Лавров: Не нужно неверно интерпретировать мои слова - я сказал то, что сказал. Повторяю: в том, что касается задач коалиции и заявленных целей Российской Федерации, у нас схожие подходы – это ИГ, «Джабхат ан-Нусра» и другие террористические группировки. Вопрос: Вы только что упомянули о министерской встрече с представителями стран ССАГПЗ и других арабских государств. Комментировали ли они позицию России в отношении Б.Асада? Должен ли он уйти или остаться? Почему Россия поддерживает Дамаск, Иран, «Хизбаллу»? Из-за этого создается впечатление, что Вы вступаете в гражданскую войну на их стороне, в то время как все страны Залива пытаются построить новые отношения с Россией, совместно найти выход из сложившейся ситуации. С.В.Лавров: Это очень искаженное представление. Мы ясно сказали, что цель нашей операции, которая осуществляется по обращению Президента Сирии Б.Асада, на основании разрешения Совета Федерации, предоставленного российскому Президенту в соответствии с Конституцией России, - терроризм. Мы не поддерживаем тех, кто борются со своим собственным народом, мы боремся против терроризма. Насколько я понимаю, коалиция объявила ИГ и другие террористические группировки врагами. То же самое делает и российская сторона. Так или иначе, некоторые стараются представить действия коалиции как нацеленные на политическое урегулирование, в то время как действия России, которая борется с теми же людьми, интерпретируются как направленные на поддержку режима. Это абсолютно нечестно. Уверен, что в этой ситуации необходима честная журналистика, и при проведении анализа не должны игнорироваться неоднократные разъяснения Президента Российской Федерации В.В.Путина и российского руководства мировым СМИ и общественности. Вопрос: Удалось ли достичь каких-либо договоренностей в ходе встречи с представителями арабских стран? С.В.Лавров: Мы достигли договоренности по многим вопросам, включая необходимость бороться с терроризмом, содействовать продвижению мирного урегулирования в Сирии в строгом соответствии с Женевским коммюнике, на основе взаимного согласия сирийского правительства и широкого спектра сирийской оппозиции. Вопрос: Россия провела бомбардировку оппозиционных групп, которые поддерживает ЦРУ. Вы считаете их террористическими? С.В.Лавров: Вы об этом говорите как о факте? Вам известно что-то, что не известно мне? В ходе широко освещавшейся пиковой фазы украинского кризиса некоторые уважаемые телеканалы показывали кадры, снятые якобы на Украине. Через некоторое время они принесли свои извинения и сообщили, что кадры были сняты несколько лет назад в Ираке. Министерство обороны России представило полный отчет о соответствии заявленных целей уничтоженным. А целями были подконтрольные ИГ склады, вооружения и другие объекты. Вопрос: Я говорю от лица тех, кто помнит Вас в качестве Постоянного Представителя России при ООН - добро пожаловать в Организацию Объединенных Наций. Координирует ли Россия нанесение воздушных ударов с США? Знаю, что Вы говорили об этом вчера с Дж.Керри, а также с французскими партнерами в ходе переговоров. Существует ли общая политическая и военная стратегия? Что бы Вы ответили людям, которые говорят о том, что военные действия, которые в настоящее время проводит Россия, - стратегия, направленная на отвлечение внимания от происходящего на Украине? С.В.Лавров: Не буду комментировать то, что некоторые люди с больным воображением говорят в СМИ. Всегда можно найти абсолютно абсурдное толкование происходящего. Надеюсь, что Вы не разделяете их взгляды, и никто в этом зале не считает, что мы боремся с терроризмом, чтобы отвлечь внимание от Украины. Надеюсь, что это не тот случай. Некоторые правительства и политики не могут справиться более чем с одной ситуацией одновременно, но ситуация на Ближнем Востоке и в Северной Африке требует срочного ответа. Всем известно, что ИГ расширяется. Прошло больше года с начала работы коалиции, а территория, подконтрольная ИГ, расширилась. Они стремятся захватить еще больше территорий. Что касается координации, не знаю, почему Вы подчеркиваете участие французской стороны - насколько мне известно, они входят в коалицию. У нас много вопросов относительно их действий и ударов по сирийской территории. Они заявляют, что у них есть право на превентивную самооборону согласно 51 статье Устава ООН. Я не увидел никакой концепции самообороны в их действиях. То, что они сделали (кажется, то же самое сделали и британцы), так это сказали, что они поразили цель, убили пару человек, которые планировали «плохие дела» на их территории, находясь в Сирии. Никаких доказательств. Я думаю, трудно отделаться от впечатления, что юридические основания действий коалиции в Сирии весьма зыбкие. Нельзя действовать без мандата СБ ООН, без согласия соответствующей страны. Мы с самого начала объявления о создании коалиции говорили о том, что необращение в Совет Безопасности – это ошибка, другая ошибка – действовать в обход сирийского правительства. Думаю, что если бы они обратились в СБ ООН, то смогли бы выработать концепцию, которая была бы приемлема для всех сторон. Что касается заявлений о нелегитимности сирийского режима, то на фоне того, что было сделано в области химического разоружения, - это лицемерие. Сирийский режим был полностью легитимным, когда мы все согласились на ликвидацию сирийского химического оружия. В резолюции СБ ООН мы приветствовали решение сирийского правительства присоединиться к ОЗХО. И всех все устраивало. Я не понимаю, почему при уничтожении химического оружия сотрудничество с сирийским режимом было необходимо, а в случае борьбы с терроризмом такое сотрудничество не требуется. Вопрос: Я бы хотел поговорить о беженцах. Поддерживает ли Россия обсуждаемое сейчас предложение о квотах для разных стран по приему сирийских беженцев? Может ли Россия принять участие в данном процессе? С.В.Лавров: Вы говорите о предложении египетского миллиардера купить остров или о чем-то другом? Вопрос: Чтобы пресечь непропорциональный поток беженцев в страны Европы венгерский Министр иностранных дел несколько дней назад предложил проработать вопрос о международных квотах по их приему. Что Вы думаете по этому поводу? С.В.Лавров: Честно говоря, я об этом не слышал. Я слышал об идее приобретения острова для беженцев. Уверен, что вместо того, чтобы стараться бороться с симптомами, необходимо искоренить первопричину проблемы, корень которой в беспорядках на Ближнем Востоке и на Севере Африки, что явилось следствием военного вмешательства, начиная с 2003 года. И эти беспорядки продолжаются до настоящего времени. Вопрос: Председатель сирийской оппозиционной коалиции вчера заявил, что сирийская освободительная армия готова бороться с Вооруженными силами Российской Федерации, которые они считают нелегитимными. Расцениваете ли Вы сирийскую освободительную армию в качестве террористической группировки? С.В.Лавров: Мы не считаем сирийскую освободительную армию террористической группировкой. Полагаем, что эта армия должна являться частью политического процесса наряду с другими вооруженными группировками, в состав которых входят представители сирийской патриотической оппозиции. Это абсолютно необходимо для устойчивого политического процесса. Мы считаем террористами тех, кто были признаны таковыми СБ ООН и судебной системой Российской Федерации. «Джабхат ан-Нусра» была признана террористической группировкой, а ИГИЛ, между прочим, как это ни удивительно, нет. Несколько месяцев назад мы предложили включить ИГ в террористический список. Американцы пытались убедить нас в том, что ИГИЛ является частью «Аль-Каиды», что, согласно нашим сведениям, не соответствует действительности. Вчера, выступая в СБ ООН, я напомнил о нашем предложении и сказал, что мы должны вернуться к вопросу о необходимости включить эту группировку в перечень террористических организаций в рамках СБ ООН. Вопрос: Мой вопрос касается Палестины. Я заметил, что Президент Российской Федерации В.В.Путин не говорил о Палестине. Российская политика очень четкая по всем вопросам, кроме Палестины. Считаете ли Вы, что «квартет» по ближневосточному урегулированию дал Израилю возможность захватить больше территорий под поселения, посадить за решетку тысячи палестинцев и построить разделительную стену? Почему Вы придерживаетесь этой точки зрения? Почему ничего не делаете, ограничиваясь только заявлениями? С.В.Лавров: Во-первых, 21 сентября Президент Российской Федерации В.В.Путин встречался с Президентом Палестины М.Аббасом в Москве. Они встречаются на регулярной основе, думаю, несколько раз в год, иногда общаются по телефону. Никакого недопонимания со стороны наших палестинских друзей в отношении российской позиции нет. В-вторых. Вчера, выступая в СБ ООН, я особо отметил, что основной конфликт, который порождает экстремизм – это палестино-израильский конфликт. Как мне представляется, на протяжении десятилетий неразрешенная палестинская проблема является важнейшим фактором, позволяющим плохим парням рекрутировать все большее число экстремистов в свои ряды. В-третьих. «Квартет» не молчит. Вчера «квартет» принял заявление, в котором говорится практически обо всем, что мы хотели бы сказать в отношении поселений, других односторонних шагов, включая необходимость выполнения резолюций СБ ООН, касающихся Палестинского государства, Иерусалима и т.д. К сожалению, «квартет», на этом этапе может только говорить. Он не молчит, но ограничивается тем, что говорит. Наши посланники посещают регион, разговаривают с израильтянами, палестинцами, египтянами, иорданцами, саудовцами. Все выражают свое неудовлетворение в отношении создавшегося тупика. Но в настоящий момент мы пока не можем двигаться вперед. В рамках деятельности «квартета» работа несколько раз приостанавливалась, в частности, когда США просили сделать перерыв на девять месяцев. Но сейчас «квартет» возобновил свою работу. Мы приняли решение и это очень важный шаг вперед, на котором Россия настаивала в течение многих лет о том, что мы должны более тесно сотрудничать с Лигой арабских государств, хотя бы потому что ЛАГ является автором арабской мирной инициативы, которая предусматривает мирное урегулирование на Ближнем Востоке и которая приемлема для всех, включая СБ ООН. Мы уверены, что добрая воля этой инициативы должна уважаться и признаваться и будем и дальше настаивать на том, что бы ЛАГ как можно активнее вовлекалось в работу "квартета". Возможно, это положительно повлияет на ход процесса, хотя в конечном итоге мы должны учитывать позиции сторон и быть уверенными в том, что они соблюдают обязательства по ранее достигнутым договоренностям. Вопрос: Вчера Госсекретарь Дж.Керри говорил о проведении встречи по координации военных действий во время бомбардировок. Как это будет происходить? Вчера Министр обороны США Э.Картер заявил, что действия России в Сирии непрофессиональны, неприемлемы и сравнил их с подливанием масла в огонь. Что Вы ожидаете от этой встречи? С.В.Лавров: Я не могу согласиться с оценкой г-на Э.Картера. Нам известно о многих точках в регионе, куда Пентагон подливал масло. Наша позиция полностью соответствует международному праву. Э.Картер заявляет, что мы вели себя непрофессионально? Почему? Потому что мы не сделали что? Вопрос: Он говорит о бомбардировке российскими ВВС района Хомса, где нет конкретных целей для бомбардировки. С.В.Лавров: Если я правильно помню, он не смог подтвердить данные заявления о том, что это были неправильные цели. Но я думаю, что он использовал слово «непрофессионально» в отношении осуществления связи между нашими сторонами. Больше года коалиция осуществляла бомбардировку территории Сирии без согласия сирийского правительства, без одобрения СБ ООН, без информирования любой из сторон. Некоторые члены коалиции в личном порядке жаловались нам, что иногда командование коалиции запрещает им использовать свои ВВС, по какой причине мне неизвестно. Мы действительно заинтересованы в сотрудничестве с коалицией. Мы не можем входить в состав коалиции, которая работает без мандата СБ ООН и без обращения одной из стран, на территории которой ведутся боевые действия. Мы понимаем, что как минимум очень важно избегать любого недопонимания. Как максимум, мы хотели бы осуществлять сотрудничество таким образом, чтобы борьба против терроризма велась более эффективно. В ходе встречи 28 сентября в этом здании президенты Российской Федерации В.В.Путин и США Б.Обама достигли соглашения об установлении контактов между военными ведомствами наших стран. Вчера мы детально обсудили это с Госсекретарем США Дж.Керри. В ближайшее время контакты состоятся. Мы вас об этом проинформируем. Вопрос: Что Вы ожидаете от китайской стороны в отношении сотрудничества по урегулированию сирийского кризиса? Недавно Председатель КНР Си Цзиньпин был в США. Китай тесно сотрудничает с Вашингтоном. Как Вы могли бы прокомментировать итоги этого визита? С.В.Лавров: Прежде всего, наши китайские коллеги – важные партнеры России в международных вопросах, не говоря уже о стратегическом двустороннем партнерстве, которое процветает и вышло на беспрецедентный уровень. Что касается международных вопросов, то мы считаем, и наши китайские друзья разделяют эту точку зрения, что наше сотрудничество и координация на международной арене – один из важнейших стабилизирующих факторов в мировой системе. Мы регулярно координируем наши подходы к различным конфликтам, будь то на Ближнем Востоке, Севере Африки или на Корейском полуострове. У нас регулярно проходят откровенные и конфиденциальные консультации. Являясь постоянным членом СБ ООН, Китай помогает и в урегулировании сирийского кризиса. Мы работаем по предотвращению радикальных подходов, включая просьбу использовать силу против Сирии, которая звучала в Совете Безопасности ООН. В итоге, мы смогли достичь результата, который позволил нам принять Женевское коммюнике для политического урегулирования сирийского кризиса, которое всеми было поддержано. По-прежнему все считают, что этот документ является той самой основой, на которой будет развиваться работа в будущем. Министр иностранных дел Китая Ван И, мой добрый друг, участвовал вместе со мной и другими партнерами в Женевской конференции, где было принято и согласовано Женевское коммюнике. Есть много других примеров. Если мы все хотим обеспечить успех процесса, который запускает спецпосланник Генсекретаря ООН по Сирии С. де Мистура, то это потребует поддержки со стороны внешних игроков. Убежден в том, что среди этих внешних сил должны быть Российская Федерация, США, страны региона, а также Китай. Мы пытаемся найти возможность создать необходимые условия для того, чтобы запустить процесс С. де Мистуры. Это непросто из-за предварительных требований, которые не должны выдвигаться. Что касается визита Председателя КНР Си Цзиньпина в США, то у меня нет комментариев. Мы, конечно, следим за такими событиями. Заинтересованы в том, чтобы крупные державы достигали согласия между собой, избегали разногласий путем переговоров, согласования позиций. Аналогично мы работаем с нашими партнерами как на Западе, так и на Востоке. Конечно, наши китайские друзья информировали нас о своих впечатлениях о визите. Вопрос: Вопрос о заявлении «квартета», о котором Вы говорили ранее. Насколько я помню, впервые «квартет» не смог призвать к прямым переговорам между обеими сторонами. Вы можете объяснить, почему так произошло? С.В.Лавров: «Квартет» подтвердил все базовые резолюции и принципы, на основе которых должно быть достигнуто урегулирование, согласился с тем, что посланники «квартета» и далее будут работать с обеими сторонами. Не думаю, что нам нужно каждый раз повторять одно и то же. Вопрос: Хотелось бы уточнить, направляете ли Вы свои авиаудары на какие-то конкретные группы, которые поддерживает коалиция, возглавляемая США? Планируете ли Вы расширить авиационные удары на территорию Ирака, или это будет происходить только при разрешении СБ ООН? С.В.Лавров: Мы не планируем расширять географию наших авиаударов на Ирак. Нас не приглашали, и никто об этом не просил. Как вы знаете, мы вежливые люди. Мы не поедем туда, куда нас не пригласили. Что касается первого вопроса. Не знаю, – если коалиция, возглавленная США, наносит удары только по террористическим группировкам, то мы делаем то же самое. Вопрос: Коалиция во главе с США уже некоторое время наносит удары по позициям «Исламского государства». По их данным, для того, чтобы уничтожить этих террористов, понадобится длительный период времени, возможно, годы. В связи с вовлечением России в военные действия Сирии, что будет являться ее военными целями в контексте уничтожения террористов и какое время это займет? С.В.Лавров: Я не могу говорить от имени тех, кто планирует военные операции. Могу сказать только и мы пологаем, что разница в наших стратегиях будет состоять в том, что мы будем координировать наши действия с сирийской армией. Все признают, что одними ударами с воздуха проблему не решить. Вопрос: Всем известно, что Вы мастер дипломатии. Вы любите хвалить Вашего американского коллегу, говорите о хороших вещах. С.В.Лавров: Нет, мы просто говорим о плохих вещах вежливо. Вопрос: Каковы разногласия между Россией и США? Пытаетесь ли Вы и Дж.Керри, выдающиеся дипломаты, таким образом предотвратить разрастание кризиса в Сирии? С.В.Лавров: Я бы порекомендовал Вам обратиться к выступлению Президента Российской Федерации В.В.Путина на 70-й сессии Генассамблеи ООН, а также некоторым другим его выступлениям, включая интервью американскому журналисту Ч.Роузу. Этот вопрос является частично философским, частично практическим. Мы верим в коллективные действия и усилия, основанные на нормах международного права, достигнутые договоренности и их нерушимость, а также в необходимость уважения серьезными странами законных интересов друг друга. На этом основывается российский подход, но его не всегда разделяют не только американские, но и некоторые другие западные коллеги. Мы знаем массу примеров нарушенных обещаний и договоренностей, в том числе произошедшее в Минске два года назад в ходе украинского кризиса, и др. Но я не хотел бы сейчас вдаваться в подробности, так как Вы спрашиваете о Сирии. Вы задали вопрос о сглаживании разногласий. Я Вас уверяю, что в ходе встречи президентов России и США царила очень конструктивная и дружеская атмосфера, открыто обсуждались вопросы, они полностью понимали друг друга. Но в силу некоторых причин полное понимание не означает полномасштабного сотрудничества и совместных действий. Что касается ситуации в Сирии. Все зависит от того, как читать Женевское коммюнике. В нем записано о переходном правительстве, и американцы считают, что это должно быть сделано, причем для них это означает уход Б.Асада. Наш подход заключается в том, что договоренности нужно читать полностью, потому что в конце фразы написано, что это должно происходить на основе взаимного согласия. Это то, о чем договорились в Женеве в июне 2012 года. Если мы отвечаем за то, о чем договорились, нужно найти решение в рамках параметров, установленных договоренностями. Лично для меня любые предварительные условия, к примеру – «Исламское государство» может быть уничтожено, только если Б.Асад исчезнет – выглядят несерьезно. Часть международного сообщества привыкла к демонизации отдельных лидеров. С.Хуссейн повешен, но стала ли лучше и безопаснее жизнь в Ираке? М.Каддафи убит на глазах толпы, но стало ли лучше жить в Ливии? Теперь мы демонизируем Б.Асада. Можем ли мы попытаться извлечь уроки? Должны быть приоритеты. Нет никаких сомнений, что в Сирии должны произойти политические изменения. Мы решили выполнять то, что написано в Женевском коммюнике, и никогда от этого не отойдем. Но «Исламское государство» строит халифат. Это не «Аль-Каида», которая нанесет удар и уйдет. Эти террористы действительно оккупируют территории для того, чтобы создать халифат. У них функционирует собственная финансовая система, насколько я понимаю, есть и своя валюта, оказывают они социальные услуги. Если принимать во внимание их идеологию, все это опасно. «ИГ» хочет создать халифат от Португалии до Пакистана, взяв под свой контроль все, что находится между этими странами. Мы не имеем права забывать о политическом процессе, но нельзя выдвигать условие, что для борьбы с «Исламским государством» нужно обязательно изменить политическую систему Сирии. Нашим приоритетом должна быть борьба с «Исламским государством», но параллельно с этим процессом, не после, а параллельно, можно сделать многое и на политическом фронте. Если следовать записанному в Женевском коммюнике, представители всего спектра сирийского общества должны сесть за стол переговоров и согласовать ключевые вопросы своего государства: проведение светских демократических выборов, их периодичность, уважение прав всех этнических и конфессиональных групп. Когда друзы, сунниты, алавиты, армяне и другие христиане будут знать, что между Правительством Сирии и оппозицией достигнуто соглашение о том, какой будет новая Сирия, если это соглашение будет одобрено ключевыми игроками, возможно, Советом Безопасности ООН, тогда все меньшинства и большие группы будут знать, что их интересы учитываются в конституции или каком-либо другом юридическом документе, который будет принят, думаю, в таком случае будет легче решить проблему, связанную с персоналиями. Это то, что мы обсуждали на переговорах с Дж.Керри, с руководством стран Персидского залива. Да, у нас есть разногласия по этому вопросу. Однако я до сих пор уверен, что выдвигать предварительные условия неправильно. Я уже приводил примеры Ирака и Ливии, когда люди верили и говорили «уберите его, и все будет хорошо и демократично». Вопрос: Правда ли, что войска Сирии, Ирана и «Хизбаллы» готовятся к наземной военной операции при поддержке российских ВВС? С.В.Лавров: Я уже говорил, чем занимаются российские ВВС: их цель – объекты «Исламского государства» и других террористических групп при координировании с сирийской армией. Вопрос: Планируют ли российские войска обеспечивать прикрытие этой военной операции? С.В.Лавров: Я не занимаюсь военным планированием и говорю только о политической концепции, которая была одобрена Президентом России. Вопрос: Сейчас Россия участвует в войне в Сирии. Вы говорили о согласовании действий с Правительством Ирака и разведслужбой. Будут ли действия России ограничены лишь бомбардировками или будет обеспечена поставка оружия таким негосударственным игрокам, как курды, которые, как известно, являются самой эффективной силой в борьбе с «ИГ» в Ираке и Сирии по согласованию с правительствами этих стран? Планирует ли Россия вооружать курдов? С.В.Лавров: Россия поставляет оружие курдам через иракское правительство. В Багдаде учрежден информационный центр, в который наряду с представителями военных структур Ирака, Сирии, Ирана и России входят представители правительства Курдской автономии. Этот информационный центр играет важную роль, потому что все участники либо располагают военным контингентом «на земле» как Ирак и Сирия на своих территориях, либо разведданными, которые полезны при планировании контртеррористических операций. Это особенно важно для достижения результатов в деятельности коалиции. В Ираке проводятся операции против «Исламского государства», но большое количество боевиков из этой группировки вытеснены в Сирию. Наличие такого информационного центра может сделать борьбу с терроризмом более эффективной. Мы, конечно, отвечаем на обращение со стороны курдов о поставках оружия, но информируем об этом Правительство Ирака. Вопрос: Турецкий министр подверг критике бомбардировки позиций «Исламского государства» со стороны России, заявив, что Турция выступит против, если они будут осуществляться за пределами территорий занимаемых «ИГ». Что Вы можете сказать о бомбардировках, развернутых Турцией против курдов? В этом месяце на повестке дня в СБ ООН был Йемен. Складывается впечатление, что Совет не преуспел в решении этого вопроса. Что, по Вашему мнению, можно сделать, чтобы урегулировать ситуацию в этой стране? С.В.Лавров: Наши удары не будут осуществляться за пределами территорий, занимаемых группировками «Исламского государства», «Джабхат ан-Нусры» и других, которые признаются террористическими Советом Безопасности или российским законодательством. Мы надеемся, что кризис в Турции может быть решен политическими средствами. Исходим из того, что выборы, которые запланированы на следующую неделю, смогут помочь разрешить внутренние проблемы в этой стране. Мы надеемся, что использование силы против террористов не распространится на другие оппозиционные группировки. Что касается Йемена, мы предложили заявление Председателя Совета Безопасности, чтобы как можно быстрее положить конец бомбардировкам и предоставить гуманитарный доступ. Мы говорили с заместителем Генерального секретаря, главой Управления ООН по координации гуманитарных вопросов С.О'Брайаном, у которого в этой связи возникли серьезные озабоченности. Мы общаемся со странами Персидского залива и надеемся, что возобладает ответственный подход, и Йемен станет страной, в которой можно было бы жить. Я желаю Вам всего доброго. Пишите правду, только правду и ничего, кроме правды.

 

Нью-Йорк, 1 октября 2015 года

Популярные статьи

04 Апрель 2017

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова журналу «Национальный...

Вопрос: Я хотел бы начать с вопроса о Вашей предстоящей встрече с Государственным секретарем США Р.Тиллерсоном: как сообщалось в СМИ, она может состояться...
26 Январь 2017

Президент России выразил соболезнование в связи с кончиной...

Владимир Путин выразил соболезнование в связи с кончиной Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации в Республике Индии Александра...
08 Февраль 2017

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы...

Вопрос: Какие существуют способы повлиять на нынешнюю ситуацию в Донбассе? Может быть, реформирование миссии ОБСЕ? Сегодня в ходе беседы Президента России...
Телефон для экстренных случаев - угроза жизни, здоровью и безопасности граждан России в Индии +91-81-3030-0551
Адрес:
Shantipath, Chanakyapuri,
New Delhi - 110021
Телефоны:
(91-11) 2611-0640/41/42;
(91-11) 2687 38 02;
(91-11) 2687 37 99
Электронная почта:
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.